The Washington Post: Как Украина может потерять землю, но выиграть войну.

СМИ США

Автор статьи в издании The Washington Post Энтони Файола (Anthony Faiola) рассказывает о  том, что ожесточенное сопротивление Украины бросает вызов шансам на поле боя, переломив ход войны против превосходящих сил России.

Наблюдатели шепчутся о немыслимом – о том, что Украина может победить. Но как будет выглядеть победа? И даже если победа будет одержана, останется ли Украина целой?

Риск того, что Кремль достигнет своей очевидной первоначальной цели – обезглавить украинское правительство и полностью подчинить своего соседа, – уменьшается.

Деморализованные и раненые, русские отступают от украинской столицы, Киева. План «Б» Кремля, предложенный его собственными генералами, все еще выглядит как некая форма раздела – или сохранение части Украины, если не всей страны, под долгосрочным российским контролем.

Но насколько? Генерал Кирилл Буданов, начальник военной разведки Украины, предупредил в минувшие выходные, что Москва “попытается втянуть оккупированные территории в единую квазигосударственную структуру и натравить ее на независимую Украину”.

Он сравнил российский эндшпиль с расколом Корейского полуострова в 1950-х годах. Есть основания полагать, сказал он, что президент России Владимир Путин “попытается навязать разделительную линию между неоккупированными и оккупированными регионами нашей страны”. По сути, это попытка создать Северную и Южную Корею в Украине”.

Сравнение с Кореей, однако, неудачно по нескольким параметрам. Северная Корея была вооружена и обучена Советами. Но ее вторжение на поддерживаемый США Юг было конфликтом “брат против брата”. Украина, по сравнению с этим, переживает полностью иностранное вторжение.

По мнению ученых, ситуация в Украине больше напоминает Зимнюю войну 1939 года, когда удивительно стойкие финны несколько месяцев противостояли Советской России.

Ожесточенные бои закончились перемирием, в результате которого Финляндия сохранила если не полную территориальную целостность, то определенную независимость. Самая большая цена мира: Советская аннексия Карелии, пограничного региона, простирающегося от побережья Белого моря до Финского залива.

Украине, чтобы купить мир, возможно, придется понести аналогичные территориальные потери – но, возможно, не такие большие, как надеялись русские.

Война в Украине началась почти десять лет назад. Разгневанный гражданским восстанием, которое изгнало пророссийского президента и склонило Киев на сторону Запада, Кремль в 2014 году аннексировал Крымский полуостров, фактически отделив его от Украины, которая до сих пор считает Крым своим.

Москва также спонсировала сепаратистов в Луганской и Донецкой областях, которые Путин признал независимыми в прелюдии к вторжению в прошлом месяце.

Эти российские опорные пункты на юге и востоке разделены сотнями миль побережья и суши. Если бы Москва хотела создать вассальное государство, лояльное Кремлю, она могла бы попытаться разделить Украину примерно по течению Днепра. Это дало бы Кремлю не только контроль над Крымом и Донбассом, но и ключевые порты, промышленные центры и плодородные земли на востоке и юге страны.

Но удивительная слабость российских сил, говорят военные эксперты, делает такую стратегию сейчас слишком амбициозной.

Вместо этого Москва, возможно, стремится соединить Крым и восточные области через сухопутный мост, контролируя полосу земли вдоль украинского побережья и восточной российской границы, что создаст непрерывную, хотя и узкую связь между ее опорными пунктами.

Для этого россиянам необходимо удержать стратегически важный портовый город Мариуполь – одна из главных причин, по мнению аналитиков, безжалостной и продолжающейся осады города Москвой.

Дополнительная статья от UA-WORLD. Читать.

Однако даже достижение этой ограниченной цели теперь может оказаться трудной задачей – и не только из-за военной слабости России.

Языковые разногласия в Украине, безусловно, реальны. Носители украинского языка сосредоточены в центральных и западных областях, а русскоговорящие – на востоке и юге, что является одной из причин, по которой Москва нацелилась на этот регион.

Но, как утверждали эксперты по внешней политике Яна Кобзова и Светлана Кобзарь после российской аннексии Крыма, язык в Украине не обязательно является критерием лояльности.

Во время протестов на Майдане в 2013 году, которые стали семенем российской агрессии, опросы показали, что 15,6% демонстрантов говорили только по-русски, а 24% – и по-русски, и по-украински, пишут Кобзова и Кобзарь.

С тех пор чувство украинской идентичности, даже среди русскоговорящих, которые испытывают глубокую ностальгию по советским временам, усилилось в тех районах, которые нужны России для проведения сухопутного моста.

Опрос Киевского международного института социологии, проведенный в 2017 году на юге и востоке страны, исключая контролируемый сепаратистами Донбасс и аннексированный Крым – оба региона, где пророссийские настроения усилились за последние годы, – показал, что около трех четвертей респондентов обладают сильной украинской идентичностью, в то время как только 10 процентов склоняются в сторону России.

Сравните это с данными 2014 года, когда, включая оккупированные территории, две трети опрошенных на востоке и юге чувствовали себя “украинцами”, а 23,8% – “россиянами”.

Наблюдатели говорят, что нынешняя российская война усилила проукраинские настроения.

План Путина может заключаться в том, чтобы обезлюдить юг и восток от проукраинцев, как это уже сделали русские на Донбассе, контролируемом сепаратистами. Но эксперты предупреждают, что из-за масштабов прокиевских настроений в этих районах их будет трудно захватить и еще труднее удержать.

“Исторически сложилось так, что они симпатизируют России как государству, но это изменилось в 2014 году, и большая часть населения стала враждебно относиться к Путину”, – сказал  Джерард Тоал, профессор международных отношений в Virginia Tech.

Он добавил: “Теперь все дело в Путине. Его агрессия выбила многих людей из колеи, и они твердо стали украинцами”. Однако Украина может столкнуться с тем, что вернуть Крым или его восточные провинции будет невозможно.

Как сказали Тоал и его коллега Джон О’Лафлин, общественное мнение в Крыму, похоже, действительно пророссийское. В оккупированном Донбассе, по их оценкам, по крайней мере, каждый четвертый житель сейчас имеет российские паспорта.

Опрос, опубликованный в январе в газете The Washington Post, показал, что едва ли не большинство респондентов в Донбассе не особо заботятся о том, в какой стране они живут, пока у них все хорошо в экономическом плане.

В воскресенье лидеры сепаратистов в Луганске пригрозили провести референдум о присоединении к России. Это говорит о том, что Москва может стремиться поглотить часть Донбасса, как она это сделала с Крымом, а не поддерживать их как независимые республики, как она поступила с отколовшимися от Грузии регионами Южной Осетией и Абхазией.

Во время мирных переговоров в Стамбуле во вторник русские и украинцы, похоже, уступили реалиям на местах.

Заместитель министра обороны России Александр Фомин пообещал, что Москва “резко, в разы, снизит военную активность” вокруг Киева – обещание, которому американские чиновники поверят, когда в этом удостоверятся.

Дополнительная статья о переговорах в Стамбуле. Читать.

Украинская сторона, тем временем, наметила сделку, в которой она будет поддерживать военный нейтралитет, которого добивается Москва, в обмен на гарантии безопасности от международных партнеров Киева.

Украинцы впервые также предложили воздержаться от попыток вернуть Крым, статус которого, по их словам, может стать предметом 15-летних переговоров. Будущее оккупированных территорий на востоке, добавили украинцы, может обсуждаться на отдельных переговорах между Путиным и президентом Украины Владимиром Зеленским.

Это говорит о признании Украиной того, что она не может остаться полностью целой. Однако любой результат, ограничивающий российские завоевания Крымом и частью Донбасса, все равно будет рассматриваться как украинская победа, дающая Путину немного больше, чем он имел до вторжения.

В то же время, высокой ценой для Москвы будет искалеченная санкциями российская экономика, дипломатическая изоляция со стороны Запада и бесчисленные жизни российских солдат.

ПРИСОЕДИНЯЙСЯ! БУДЬ НА СВЕТЛОЙ СТОРОНЕ!

 

Страница в Facebook.

Телеграм канал UA-WORLD.

П О Д Е Л И С Ь !

СМИ США
The New York Times: Перестройка армии РФ провалилась.

Автор статьи в издании The New York Times Нил Макфаркухар (Neil MacFarquhar) анализирует состояние вооруженных сил России. На основании опыта Украины он приходит к выводу, что все попытки ее реформировать в значительной степени провалились. Не монстр, но и не кролик. Армейские машины настолько обветшали, что ремонтные бригады размещались примерно через …

СМИ США
The New York Times: Растущие военные неудачи пробивают пузырь пропаганды Кремля.

Авторы статьи в издании The New York Times Антон Трояновский (Anton Troianovski) и Марк Сантора (Marc Santora) пишут о том, что усилия официальной кремлевской пропаганды по замалчиванию военных неудач в войне с Украиной прорывают абсолютный контроль диктаторского режима Путина на средствами массовой информации. Поражение российского батальона, пытавшийся переправиться через реку …

СМИ США
Time: Украина демонстрирует силу свободного народа.

Автор материала в издании Time Фредерик Каган (Frederick Kagan) пишет о том, что российское вторжение в Украину – это противостояние диктатуры против свободного народа. Свободный народ побеждает в немалой степени потому, что он свободен. И Украина, и Россия вышли из разрушенного Советского Союза с бременем поколений угнетения. Обе страны боролись …