The Wall Street Journal: США должны прекратить недооценивать Россию.

СМИ США

(27-12-2020) За последние дни американцы узнали, что российский эквивалент ЦРУ почти наверняка совершил самое разрушительное кибернаступление в истории. В течение многих месяцев злоумышленники внедряли вредоносные программы в информационные системы правительства США и ведущие компании. Среди правительственных учреждений США, в которые проникли российские спецслужбы, похоже, находятся Государственный департамент, Министерство финансов, Министерство энергетики и Министерство национальной безопасности, а также Национальные институты здравоохранения, и это в разгар смертельной пандемии.

Может быть, полный масштаб ущерба не будет известен годами, но эта атака прекрасно вписывается в повествование, которое мы слышим от аналитиков и политиков на протяжении многих лет: Владимир Путин имеет слабые позиции в международной политике – шаткая экономика, относительно небольшая военная, отрицательный рост населения и так далее. Короче говоря, Россия – смутьян, но не главная угроза.

Проблема этой условной мудрости заключается в том, что она серьезно недооценивает ценность карт в руках Путина. Россия не просто грозная в киберпространстве, она возрождается в глобальном масштабе таким образом, что мы не можем себе позволить отвернуться от проблем Крыма до Сирии, от стран Африки до Венесуэлы, Арктики, Европы и других регионов. Надлежащая оценка российской власти означает выход за традиционные рамки, такие как ВВП или военные расходы. Как сказал Путин два десятилетия назад (приписывая цитату Уинстону Черчиллю), “Россия никогда не была такой сильной, какой она хочет быть, и такой слабой, какой она считается”.

Представление о России после окончания холодной войны как о стране слабой и в упадке – устарела.

После окончания холодной войны оценка России как слабой и падающей является устаревшей. Россия прошла долгий путь от дряхлой, обремененной долгами и беззаконием страны, возникшей после распада СССР в 1991 году, до страны, которую покойный сенатор Джон Маккейн назвал в 2014 году “страной, маскирующейся под бензоколонку”.

Россия до сих пор снабжает большую часть мира нефтегазовыми ресурсами, от которых зависит мировая экономика. Но Россия не только добывает, перерабатывает и продает нефть, она также контролирует большую часть мировой инфраструктуры нефте и газопроводов. Это дает Путину такие рычаги влияния на целый ряд стран (включая большую часть Европы), которые не идут ни в какое сравнение со статистическими показателями относительной мощи, таких как ВВП.

Россия также является крупнейшим в мире экспортером зерна и она продает гораздо больше – в том числе атомные электростанции, строительные материалы, никель, древесину, алмазы, передовое горное оборудование, химикаты, высокотехнологичное оборудование связи и все более сложное оружие, которое иногда поставляется вместе с услугами российских солдат и наемников.

Россия не нуждалась ни в крупнейшей в мире экономике, ни в военных для налаживания новых отношений. Всего через 18 месяцев после захвата Крымского полуострова русскоязычными сепаратистами в 2014 году российские войска провели оперативную мобилизацию по воздуху и морю в Сирию, спасли режим Башара Асада и изменили расстановку сил на Ближнем Востоке. Российская военная техника, в том числе и противоракетные системы, в настоящее время находится на территории Турции и Греции (обеих стран НАТО), а также в Иране и Сирии; американский региональный партнер Саудовская Аравия недавно заявила о желании купить и такие системы.

Россия воспользовалась вакуумом, созданным изоляционизмом Трампа и возникшими в результате этого разногласиями с американскими союзниками.

Москва поддержала правых популистов в Западной Европе, включая Марины Ле Пен на пост президента Франции, а г-н Путин стал образцом для подражания для авторитарных популистов, таких как Виктор Орбан в Венгрии. Николас Мадуро остается президентом Венесуэлы из-за российской интервенции, и одной из ключевых причин, по которой Ливия остается в беспорядке, является поддержка Россией могущественного военачальника в этой стране.

Тем временем, Россия использовала продажу нефти и оружия для создания оси взаимной выгоды с Китаем. Г-н Путин и китайский лидер Си Цзиньпин могут похвастаться своими тесными отношениями, а их страны все активнее сотрудничают в совместных военных учениях. При Нарендре Моди Индия также сильно полагается на Россию в плане вооружения. Тем не менее, Россия производит много оружия для себя и превратила остатки ветхой советской армии в гибкую, профессиональную боевую силу.

За последние несколько лет путинская Россия также стала умело использовать свою “мягкую силу” для поддержки антилиберальных ценностей. Наиболее востребованной такая поддержка стала в консервативных обществах на Ближнем Востоке, в Восточной Европе, странах Африки и Латинской Америки. Многие в этих странах видят в Путине консервативную альтернативу американскому и европейскому гедонизму, вседозволенности и “политкорректности”.

Послание России было распространено по всему миру через RT, глобальный телевизионный рупор г-на Путина, и через связанную радиосеть “Спутник”. Известно, что Россия также использовала свою “острую силу” для проникновения в информационную среду других стран, включая кибератаки и дезинформационные кампании, направленные на то, чтобы посеять путаницу в вопросе о разнице между правдой и вымыслом.

Избранный президент Джо Байден и его команда должны противостоять реальной угрозе, которую представляет сегодняшняя Россия.

Это означает работу с г-ном Путиным там, где США должны бросать вызов его многочисленным усилиям, направленным на нанесение вреда американским интересам, как за рубежом, так и у себя дома.

Одной из непосредственных возможностей для сотрудничества является американо-российский контроль над вооружениями, поскольку новый договор СНВ, который устанавливает важнейшие ограничения на дальнейшее развертывание ядерного оружия и предоставляет обширный режим проверки, срок действия которого истекает в феврале 2021 г.

Команда г-на Байдена также должна быстро начать работать с Россией и другими странами, чтобы оживить иранскую ядерную сделку, от которой г-н Трамп слишком поспешно отказался. Иран, обладающий ядерным оружием, не отвечает ни российским, ни американским интересам безопасности.

Москва имеет прочные отношения с Тегераном и будет играть важную роль в том, чтобы заставить мулл подписать любое новое соглашение. Точно так же Россия остается жизненно важной для усилий по ограничению ядерных возможностей Северной Кореи после того, как Трамп ухаживал за Ким Чен Ыном и ничего не сделал для проверки его оружейной программы. Наконец, администрация Байдена должна работать с Москвой над ограничением дальнейшей милитаризации космоса и Арктики.

С Украиной дело обстоит совсем иначе.

Господин Байден должен работать с нашими европейскими союзниками, чтобы противостоять продолжающейся поддержке Россией сепаратистских мятежников на востоке Украины и оккупации Москвой Крыма. США имеют определенные рычаги влияния из-за жестких санкций против России и могли бы предложить постепенное, частичное их облегчение в обмен на конкретные действия по прекращению конфликта на достойных условиях, включая восстановление восточной границы Украины с Россией.

Тем временем, команда г-на Байдена должна инвестировать в экономический и политический успех Украины, в том числе в борьбу с коррупцией.

Прогресс и процветание в Киеве продемонстрируют россиянам, что демократия может работать лучше, чем агрессивная автократия.

В то же время, администрация Байдена должна воспользоваться некоторыми из ключевых слабых мест России, включая “исход Путина” последних нескольких лет. Тысячи самых высокообразованных граждан России бежали, и больше россиян (особенно в возрасте 18-30 лет), чем когда-либо ранее, говорят в недавних опросах, что они намерены эмигрировать навсегда. Это лишает Россию таланта и творчества ее самых талантливых граждан.

Облегчение иммиграции в США для этих высококвалифицированных российских работников – хорошо для нас и плохо для господина Путина.

Россия сегодня не является традиционной сверхдержавой, но она обладает разнообразным набором мощных инструментов и, по словам Путина, желанием использовать их, чтобы оставаться грозным глобальным игроком.

США должны противостоять угрозе, которую сегодня представляет Россия, с чувством неотложности и путем развертывания всего спектра американских дипломатических, экономических и политических ресурсов, включая возобновление усилий по сплочению мира в соответствии с нашими традициями демократических ценностей.

Оригинал материала здесь.

КОММЕНТАРИЙ

     Последние тридцать лет условный «Запад», в лице США и Европы, пробовал относиться к России как к второстепенному геополитическому игроку, который не мог представлять серьезную угрозу мировому состоянию дел. Более того, за основополагающую концепцию отношений была принята идея, что если достаточно обогатить Российскую Федерацию (опять же – нефть) и посадить за общий стол с мировыми лидерами (G7), то она станет себя вести «порядочно», забудет о «мировом господстве», займется внутренними реформами и перестанет угрожать миру ядерным апокалипсисом, как ее советский прародитель.
     Российская Федерация, в первую очередь в лице Владимира Путина, доказала, что она не очень согласна с таким положением дел. Она восприняла это как русофобство.
     Главной целью Россия поставила себе вернуть то положение дел на мировой арене, когда федерацию воспринимают как ведущего и серьезного политического игрока, когда РФ находилась бы в G8 не по принципу умиротворения ядерной страны, а на основании уважения. К всеобщему мировому сожалению оказалось, что Россия не видит и не понимает никакой иной формы уважения, как уважения из-за и через страх.
     Данный аналитический материал, как и многие другие, что выходят в последнее время в американских и европейских изданиях, показывает, что Россия добилась своего. К ней начинают относиться серьезно. И не просто, как к игроку, который способен дестабилизировать ситуацию в Украине или на Ближнем Востоке, а и представлять серьезную угрозу, в самом глобальном понимании, Европе и США. Последние, наконец, начинают основательно задумываться о системном противодействие этой угрозе.
      Поскольку именно Украина находится на острие российской угрозы, то в Америке начинают осознавать, что успех или проигрыш нашего государства будет серьезно влиять не только на дальнейшую судьбу демократии, а и безопасность самого «Запада».

 

ПОДПИШИТЕСЬ
Получайте уведомления о публикации первыми!
СМИ США
The New York Times: Там, где украинцы готовятся к тотальной войне с Россией.

UA-WORLD недавно публиковало статью Guardian “Что им от нас нужно?” о  Марьянке. Сегодня аналогичное исследование от The New York Times о Северо-Крымском канале. Он идет из Украины на оккупированный Россией полуостров Крым. Сегодня канал становится одним из главных очагов конфликта в Европе. Статья посвящена настроениям и мыслям людей, которые живут …

СМИ США
Foreign Policy: Блинкен показал в Киеве новое лицо американской дипломатии.

Когда госсекретарь США в последний раз посещал с визитом Украину, в центре внимания в США был импичмент президенту Трампу и все неприятности, с ним связанные. Тогда госдепартамент США был втянут в скандал с (первым) импичментом Трампа, в центре которого был отказ Трампа поставлять оружие в Украину, если она не осуществит …

СМИ США
The Wall Street Journal: В Украине растут опасения по поводу новой игры России.

WSJ (The Wall Street Journal) це не «Сільскі вісті» і тим більше не «Молодь України». Це видання читають ті, хто за ранковою кавою оцінює Україну, як місце інвестицій Після прочитання цієї статті – всі питання інвестицій зникають. Ну це, як у Польщі сказати про плюси СРСР. Дебільно, гонорово і не …