The Times: Об американском предупреждении Путину.

СМИ ЕВРОПЫ

Это не мнение отдельного журналиста, это редакционная статья издания «The Times», то есть такая, которая выражает консолидированное мнение членов наблюдательного совета издания. Не путать с Укрзалізниця. Вывод статьи заключается в том, что угроз американского президента о введении жестких экономических санкций может хватить для того, чтобы удержать Россию от нападения на Украину. Но их недостаточно, чтобы остановить конфликт.

Джо Байден занял бескомпромиссную позицию в разговоре с Владимиром Путиным, предупредив российского президента, что Америка и ее союзники примут «жесткие экономические и иные меры» в ответ на эскалацию военных действий на Украине.

Это было правильное предостережение. После хаотичного ухода из Афганистана по распоряжению президента Байдена сейчас на кон поставлена не только судьба Украины, которой грозит вторжение развернутых на границе российских войск.

В этом сложнейшем для Байдена испытании внешней политикой на кону стоит общеевропейская безопасность, которую может полностью подорвать война, так как она неизбежно приведет к бегству из мест постоянного проживания миллионов украинцев.

Нападение России на Украину положит конец основанной на правилах послевоенной системе, и человечество вернется в анархический миропорядок.

Трудно сказать, является ли такое вторжение целью Путина. Российский президент не скрывает, что украинскую независимость он считает исторической ошибкой, а распад Советского Союза – геополитической трагедией.

В опубликованной этим летом пространной статье на 5 000 слов Путин угрожающе написал об «историческом единстве» России и Украины, заявив, что истинный суверенитет Украины возможен «только в партнерстве с Россией».

Что это «партнерство» означает на практике, стало ясно в 2014 году, когда он начал необъявленную войну, приведшую к аннексии Крыма и к созданию в Донбассе двух самопровозглашенных и поддержанных Москвой республик. На сегодня конфликт унес более 14 000 жизней, а многие тысячи украинцев остались без крыши над головой.

Тем не менее Путин не испытывает иллюзий и понимает, что вторжение очень дорого ему обойдется.

Сегодня украинская армия намного сильнее, лучше подготовлена и оснащена, чем в 2014 году. И тем не менее Россия обладает подавляющим военным превосходством. Москва знает, что национальное самосознание украинцев окрепло в ходе борьбы с российской агрессией, и что даже если она успешно овладеет территорией Украины, удержать ее будет крайне сложно.

По этой причине цели у Путина могут быть более скромными, без полномасштабного вторжения, но с официальной аннексией Донбасса. Между тем заявленное им требование, которое он назвал «красной линией», состоит в том, что Вашингтон не должен допустить вхождения Украины в состав НАТО.

Такие условия Запад не может и не должен принимать. Не Путину диктовать суверенной Украине, в какие альянсы она может вступать.

Кроме того, с учетом его взглядов на украинский суверенитет, такая уступка в любом случае не удовлетворит Кремль. Стало предельно ясно, что в основе враждебного отношения Путина лежит страх. Страх перед тем, что успешная и независимая Украина создаст угрозу существованию его собственного авторитарного режима.

И сколько бы оппонентов Путин ни бросил за решетку, пока Украина продолжает противостоять российскому вмешательству, пока она остается свободной и демократической, эта страна будет опровергать надуманные и антиисторические утверждения Путина о том, что либеральные ценности Запада чужды российскому обществу.

Для Кремля это невыносимо.

Достаточно ли угрозы Байдена ввести санкции для того, чтобы сдержать Путина? Эта угроза была озвучена после того, как у американского президента в понедельник состоялся разговор с руководителями Британии, Франции, Германии и Италии, в ходе которого обсуждался пакет мер, в том числе отключение России от глобальной финансовой системы.

Это чревато огромными экономическими издержками, хотя против России уже несколько лет действуют карательные санкции и часть издержек неизбежно понесут экономики Запада.

С другой стороны, тот факт, что западные лидеры ограничились экономическими угрозами, косвенно свидетельствует о том, что они не испытывают особого желания оказывать Киеву военную помощь, если не считать поставки оружия и обучение войск.

Лучшее, на что может надеяться Запад, – это затяжной замороженный конфликт. Это потребует терпения, по крайней мере, пока Украина не одержит верх силой своего примера.

 

СМИ ЕВРОПЫ
Financial Times: ЕС не уверен в том, какие санкции следует ввести, если Россия начнет вторжение.

Кибератака на правительство Украины на прошлой неделе выявила широко распространенную неопределенность в ЕС относительно обещания наказать Москву за дальнейшую агрессию против Киева, причем страны-члены разделились во мнениях относительно того, какой масштаб действий России должен вызвать санкции. ЕС, наряду с США и Великобританией, предупредил, что в случае нападения на Украину Россия …

СМИ ЕВРОПЫ
The Guardian: Реакция внутри России на противостояние с Украиной.

Автор статьи Эндрю Рот (Andrew Roth) считает, что после восьми лет конфликта с Западом многие россияне, похоже, смирились с любым курсом, который выберет Путин. Наращивание Россией потенциальных сил вторжения на границах Украины вызвало мало реакции внутри страны, несмотря на угрозы Запада о разрушительных экономических последствиях, которые нанесут ущерб как магнатам, …

СМИ ЕВРОПЫ
The Guardian: США предлагают Путину выбрать между конфронтацией и диалогом.

Автор статьи Джулиан Боргер (Julian Borger) сообщает, что по словам Госсекретаря США Энтони Блинкена – предстоящая неделя переговоров – это момент истины для российского президента. США посоветовали Владимиру Путину выбрать между диалогом и конфронтацией накануне решающей недели дипломатических переговоров по Украине, поскольку российские войска по-прежнему сосредоточены вдоль ее границ. Высокопоставленные …