The New Yorker: Владимир Зеленский возглавил защиту Украины своим голосом.

СМИ США

Автор статьи в издании The New Yorker Дэвид Ремник (David Remnick) считает, что в самый важный час в Европе после распада Советского Союза, когда мстительный и непостоянный автократ вторгается в Украину, мрачно намекая на масштабы своего ядерного арсенала, комик взял на себя роль Уинстона Черчилля.

Владимир Зеленский, президент Украины, в основном полагается на свой голос, чтобы вдохновить свою страну на стойкость. Большая часть удрученного и расколотого мира также откликнулась на его призыв.

Попытка Путина завоевать Украину, свергнуть ее демократически избранное правительство и поглотить государство в своей имперской, мистической концепции «Русского мира», находится на ранней стадии. Нападение уже привело к гибели тысяч людей и колоссальному кризису беженцев.

Однако первые дни наступления выявили слабые места в российских вооруженных силах. Некоторые данные могут оказаться неточными, но очевидно, что украинские солдаты и вооруженные гражданские лица сбивали российские вертолеты, уничтожали российские танки и в целом замедлили попытку Путина за несколько дней захватить главные города.

Зеленский воодушевил свой народ благодаря ясности своего языка. Черчилль в своем эссе “Подмостки риторики” писал:

“Из всех талантов, дарованных людям, ни один не является столь ценным, как дар ораторского искусства. Тот, кто им пользуется, обладает властью более прочной, чем власть великого короля”.

Черчилль пользовался радио, чтобы сплотить волю своих соотечественников-британцев и иностранных союзников. Зеленский использует смартфон и простейшую риторику, чтобы заявить о своем присутствии на передовой. “Я тут, – сказал он своим соотечественникам-украинцам, стоя на улице в Киеве. Я здесь”. Он рассказал о российском ракетном ударе и жертвах среди мирного населения членам Европейского парламента с такой звонкой силой, что даже англоязычный переводчик не смог сдержать эмоций.

Он вырос в Кривом Роге, суровом городе металлургической промышленности на юго-востоке страны, где тысячи украинцев, особенно евреев, были убиты во время нацистской оккупации.

Будучи посредственным студентом, он руководил комедийной труппой “Квартал 95”, а в 2015 году помог создать ситком “Слуга народа”. И здесь начинается постмодернизм: Зеленский сыграл роль Василия Голобородько, школьного учителя, жизнь которого меняется, когда он выступает с тирадой о коррумпированных политиках. Ученик снимает его на видео, и ролик становится вирусным. Его пронзительная честность находит отклик в украинском народе, и… его избирают президентом.

“Слуга народа” была стала хитом. После нескольких сезонов Зеленскому пришло в голову, что вымысел может быть реализован как факт, что персонаж, которого он играет на телевидении, может быть тем, что нужно его стране. “Я начал с того, что высмеивал политиков, пародировал их и тем самым показывал, какую Украину я хотел бы видеть”, – рассказал Зеленский Джошуа Яффе в The New Yorker.

В 2019 году Зеленский получил гораздо больше внимания, чем хотел, когда Дональд Трамп, со всей ловкостью мафиози, позвонил, чтобы попросить об “услуге”: Раскопай компромат на бизнес Хантера Байдена в украинском энергетическом бизнесе, или США придержат сотни миллионов долларов военной помощи.

Трудно было не вспомнить эту бандитскую просьбу, ставшую ключевым доказательством на первых слушаниях по импичменту Трампа, когда на прошлой неделе бывший президент заявил, что вторжение Путина в Украину было “гениальным”.

Перед началом войны популярность Зеленского снизилась. Олигархи продолжали оказывать влияние на Украину, не в последнюю очередь в СМИ. Перед самым вторжением он, казалось, расходился во мнениях с президентом Байденом, который настаивал на обнародовании оценок разведки о неизбежности нападения. Зеленский предпочитал минимизировать перспективы войны.

Но когда танки двинулись в путь, Зеленский начал доносить до своего народа послание: он никогда не оставит Украину.

“У него есть шестое чувство артиста, который чувствует, чего хотят люди, – он чувствует их одобрение или неодобрение”, – сказал Игорь Новиков, бывший советник, из своего дома в Киеве.

“Во время кризиса он – линза, которая направляет энергию людей в один луч света”.

Иллюзий быть не должно. Даже самая проникновенная риторика – это не система противоракетной обороны.

Харьков, Мариуполь и другие города подвергаются обстрелам. Российские войска атаковали атомные электростанции. Какую милость Путин может оказать Киеву? Прецедент не утешает. Двадцать два года назад он уничтожил Грозный; погибли тысячи мирных жителей. И никогда он не выглядел таким вспыльчивым, как сейчас.

В отличие от Зеленского, Путин все больше отрывается от жизни и бредит. Его высокие рейтинги одобрения раздуваются благодаря непрекращающейся пропаганде, принуждению и проекции национальной стабильности с помощью голой груди.

Приняв к сведению вялую реакцию мира на его военные авантюры в Грузии в 2008 году и в Крыму и на Донбассе в 2014 году, Путин начал операцию в Украине с кажущейся безмятежной уверенностью. Он явно полагал, что может рассчитывать на модернизацию своих вооруженных сил и на отвлечение, слабость и раскол своих врагов. Он ошибался!

Комплекс экономических санкций, обрушившихся на Россию, вряд ли можно назвать символическим. Курс рубля резко упал. Чтобы предотвратить колоссальную распродажу, российский фондовый рынок был закрыт всю прошлую неделю. Швейцарские банки заморозили многие российские счета. Германия отказалась от своей осторожной послевоенной позиции, увеличив расходы на оборону и стремясь уменьшить свою зависимость от российских энергоносителей.

Международный олимпийский комитет, различные футбольные бюрократии и бесчисленные корпорации – организации, редко славящиеся своей моральной храбростью – сотрудничают в санкциях против России.

Тысячи россиян, особенно среди городской элиты, предчувствуя конец сносного существования, уезжают в Грузию, Армению, Турцию и другие страны. Те, кто остается в России – подавляющее большинство – скорее всего, окажутся в изолированной и глубоко авторитарной стране, возможно, на военном положении.

Государство разваливается прямо на глазах, – сказал Миша Фишман, один из ведущих телеканала “Дождь”, последнего независимого российского телеканала.

Единственный человек, способный положить конец вторжению, – это тот, кто его спровоцировал”.

Оптимист скажет, что, поскольку хотя бы небольшое число руководителей энергетических компаний и олигархов выражают недовольство, Путин может оказаться уязвимым для восстания.

Но в краткосрочной перспективе он сделает все возможное, чтобы подавить инакомыслие на улицах и среди своих приближенных и сатрапов.

Зеленский знает это слишком хорошо. Его голос – это голос не только вдохновения, но и сурового реализма. “Это не кино”, – сказал он. Он говорит как человек, который знает, что может не дожить до празднования освобождения страны, которую он поклялся защищать”.

СМИ США
The New York Times: Перестройка армии РФ провалилась.

Автор статьи в издании The New York Times Нил Макфаркухар (Neil MacFarquhar) анализирует состояние вооруженных сил России. На основании опыта Украины он приходит к выводу, что все попытки ее реформировать в значительной степени провалились. Не монстр, но и не кролик. Армейские машины настолько обветшали, что ремонтные бригады размещались примерно через …

СМИ США
The New York Times: Растущие военные неудачи пробивают пузырь пропаганды Кремля.

Авторы статьи в издании The New York Times Антон Трояновский (Anton Troianovski) и Марк Сантора (Marc Santora) пишут о том, что усилия официальной кремлевской пропаганды по замалчиванию военных неудач в войне с Украиной прорывают абсолютный контроль диктаторского режима Путина на средствами массовой информации. Поражение российского батальона, пытавшийся переправиться через реку …

СМИ США
Time: Украина демонстрирует силу свободного народа.

Автор материала в издании Time Фредерик Каган (Frederick Kagan) пишет о том, что российское вторжение в Украину – это противостояние диктатуры против свободного народа. Свободный народ побеждает в немалой степени потому, что он свободен. И Украина, и Россия вышли из разрушенного Советского Союза с бременем поколений угнетения. Обе страны боролись …