The New York Times: Виктор Брюханов, обвиненный в Чернобыльской катастрофе, умер в возрасте 85 лет.

СМИ США

Виктор Брюханов руководил строительством Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС), а позже стал ее директором. Он умер 13 октября в Киеве в возрасте 85 лет.

Авария на ЧАЭС в 1986 году вызвала облако радиоактивной пыли над Европой и полный туман и непонятность с перекладыванием вины и ответственности.

Эти последствия способствовали распаду Советского Союза.

О его смерти сообщил представитель ныне закрытой электростанции. Отсидев пять лет в тюрьме, Виктор Брюханов вернулся на государственную службу в Украине и возглавил технический отдел в Министерстве экономического развития и торговли.

Он лечился от болезни Паркинсона и перенес несколько инсультов после выхода на пенсию в 2015 году.

Викто Брюханов (слева) и Кон О’Нил (справа).

Г-н Брюханов – кудрявый, курящий и курящий Кон О’Нил в удостоенном наград сериале HBO “Чернобыль”  в 2019 году – взял на себя профессиональную ответственность за то, что считается самой страшной ядерной катастрофой в мире, если судить по затратам и жертвам.

Однако Брюханов отказался от уголовной ответственности.

Он объяснил взрыв недостатками первоначального проекта, который был продиктован Москвой, неспособностью высших должностных лиц обеспечить надлежащее оборудование для измерения утечки радиации, а также бюрократической волокитой, разделившей ответственность между технократами и аппаратчиками Коммунистической партии.

Виктор Брюханов (слева) в 1986 году во время вынесения приговора вместе с двумя другими должностными лицами Чернобыльской атомной электростанции. Рядом с ним (слева направо) стояли Анатолий Дятлов, заместитель главного инженера и Николай Фомин, главный инженер.

Тем не менее, его назначили главным виновником, осудили за грубое нарушение правил техники безопасности и исключили из партии. Отправленный в колонию, он отбыл половину своего 10-летнего срока и был освобожден после распада Советского Союза в 1991 году.

Следствие пришло к выводу, что причиной взрыва пара и пожаров, вспыхнувших ранним утром 26 апреля 1986 года во время ошибочного эксперимента по безопасности на последнем из четырех реакторов станции, стали сомнительные проектные решения в конструкции станции и плохо обученный персонал.

Взрыв разрушил стальную и бетонную крышку реактора и выбросил тонны радиоактивных обломков на полмили в воздух.

Двое рабочих погибли сразу же, а в течение нескольких недель было зарегистрировано еще 28 смертельных случаев от радиационного отравления. Несмотря на то, что около 350 000 человек, проживавших в этом районе, были эвакуированы, ученые подсчитали, что еще 5 000 случаев рака щитовидной железы могут быть связаны с воздействием радиации в результате аварии.

“Мой отец вернулся домой через 24 часа, и казалось, что он постарел на 15 лет”, – сказал сын Виктора Брюханова, Олег, в интервью для телесериала 2020 года “Под чарами Чернобыля”.

Ветер распространил радиоактивность далеко на запад – до Италии и Франции, загрязнив миллионы акров европейских сельскохозяйственных угодий и лесов и вызвав уродства у новорожденного скота. После аварии активная зона реактора была заключена в саркофаг из бетона и стали, но даже он оказался недостаточно прочным, и власти объявили зону вокруг АЭС площадью 1600 квадратных миль непригодной для жизни на неопределенный срок.

“Необходимо понять истинные причины катастрофы, чтобы знать, в каком направлении следует развивать альтернативные источники энергии”, – сказал Брюханов журналу “Профиль” в 2006 году. “В этом смысле Чернобыль никого ничему не научил”.

Он утверждал, что его и еще нескольких руководителей станции сделали козлами отпущения в результате “сети лжи, которая отвлекла нас от поиска истинных причин аварии”.

Виктор Петрович Брюханов родился 1 декабря 1935 года в Ташкенте, Узбекистан, который в то время был советской республикой. Его отец был стекольщиком, мать – домработницей.

После окончания Ташкентского политехнического института (ныне Ташкентский государственный технический университет) по специальности “электротехника” в 1959 году он работал на ТЭС в Ташкенте, начав с должности монтажника-механика.

Он и его жена Валентина, бывший инженер-электрик Чернобыльской АЭС, жили в Киеве с 1992 года. Помимо Олега, компьютерного механика, у них есть еще один ребенок, Лилия, которая работает педиатром.

Будучи руководителем строительства Чернобыльской АЭС, Брюханов рекомендовал установить так называемые реакторы с водой под давлением, которые широко используются во всем мире. Но его решение было отклонено в пользу другого типа, уникального для Советского Союза: четырех реакторов РБМК  советской конструкции с водяным охлаждением, которые были расположены один за другим в огромном здании.

“Среди прочих, ученые, инженеры и менеджеры советской атомной энергетики годами делали вид, что авария с потерей теплоносителя в РБМК маловероятна до невозможности”, – пишет историк Ричард Родс в своей книге о гонке ядерных вооружений “Арсеналы глупости” (2007). “Они знали лучше”.

Первый реактор Чернобыльской АЭС был запущен в 1977 году. После того как в 1982 году была устранена утечка, все четыре реактора заработали к 1984 году.

Виктор Брюханов на недатированной фотографии. После освобождения из тюрьмы после распада Советского Союза в 1991 году он вернулся на государственную службу в Министерство экономического развития и торговли.

В своем отчете об аварии советское Политбюро возложило вину и на правительственных инспекторов.

Родс написал, что Виктор Брюханов был назначен руководить ЧАЭС, несмотря на предыдущую аварию, связанную с утечкой парового клапана на другой станции, к которой он имел отношение.

“Ночью кто-то позвонил Брюханову с электростанции и сказал, что “случилось что-то ужасное – какой-то взрыв”, – написал Родс. “Он поспешил на место происшествия, думая, что ему придется иметь дело с очередным разрывом парового клапана, но когда он увидел разрушенный и дымящийся четвертый энергоблок, пожары на крыше, пожарные машины повсюду, он сказал позже, что “мое сердце замерло”.

“Он утверждал, что звонил в Москву за разрешением отдать приказ о немедленной эвакуации, но не нашел никого в органах власти, готового поверить, что такая авария может произойти с РБМК”, – продолжал г-н Родс.

“Связался ли он с Москвой или нет неизвестно. Он ждал до четырех утра – три с половиной часа после взрывов – чтобы предупредить ближайший к заводу орган власти, Киевскую областную гражданскую оборону, а затем сообщил только о пожаре на крыше, который, как он сказал Киеву, скоро будет потушен”.

Сэм Робертс (Sam Roberts)

Оригинал материала ЗДЕСЬ

 

ПРИЄДНУЙСЯ

 

 

СМИ США
The New York Times: Байден и Путин провели саммит.

Статья политических обозревателей «The New York Times» Дэвида Сэнгера (David E. Sanger) и Майкла Кроули (Michael Crowley) основана материалах брифинга советника по национальной безопасности президента США Джейка Саливана. Это пока единственный достоверный источник информации о проведенном вчера виртуальном саммите президентов США и России. Президент Байден предупредил президента Владимира Путина, что …

СМИ США
Foreign Affairs: Дипломатия и гибкость могут предотвратить кризис в Украине.

Анжела Стент (Angela Stent) в своей статье в издании «Foreign Affairs» анализирует тактику США и России в противостоянии по вопросу Украины. Автор считает, что тактика неопределенности, которой пользуется Россия могла ба быть использована и США. Анжела Стент  считает, что настоящей йелью РФ является не Украина, а принуждение США к новому …

СМИ США
Atlantic Council: Будущее Европы будет решаться в Украине.

Статья Министра обороны Украины Алексея Резникова в Atlantic Council. Автор приходит к выводу, что вторжение РФ в Украину разрушит мировой порядок безопасности и приведет к хаосу и кризису в Европе. Также приводятся планы реформирования оборонного сектора Украины. Мое назначение на должность министра обороны Украины в начале ноября совпало с волной …