The New York Times: Они затопили свою деревню и остановили русские войска.

СМИ США

Автор статьи в издании The New York Times Эндрю Э. Крамер (Andrew E. Kramer) рассказывает о селе Демидов в Вышгородском районе Киевской области. Воды, хлынувшие на Демидов, стали одним из многих примеров того, как Украина сопротивляется врагу на собственной территории, чтобы замедлить продвижение России. “Мы спасли Киев”, – сказал один из жителей села.

Они поднимают с полов промокший линолеум, вылавливают из затопленных подвалов картошку и банки с соленьями. Они развешивают залитые водой ковры, чтобы просушить их под бледным весенним солнцем.

По всему Демидову, селу к северу от Киева, жители борются с последствиями сильного наводнения, которое при обычных обстоятельствах стало бы еще одним несчастьем для народа, подвергающегося нападению со стороны России.

На этот раз, однако, это была тактическая победа. Украинцы намеренно затопили село, а также обширные поля и болота вокруг него, создав трясину, которая помешала российскому танковому наступлению на Киев и дала армии драгоценное время для подготовки обороны.

Жители Демидова заплатили за это реками грязно-зеленой паводковой воды, которая затопила многие их дома, он они очень этим довольны.

Высокая вода в селе Демидов.

“Все понимают и никто ни на секунду не жалеет об этом”, – говорит Антонина Костюченко, пенсионерка, чья гостиная теперь представляет собой затхлое помещение со стоячей водой.

“Мы спасли Киев!” – сказала она с гордостью.

То, что произошло в Демидове, не было чем-то необычным. С самого начала войны Украина быстро и эффективно создает хаос для врага, часто разрушая инфраструктуру, чтобы помешать российской армии, превосходящей ее численностью и вооружением.

Демидов был затоплен, когда войска открыли близлежащую плотину, и вода хлынула в сельскую местность. В других местах Украины военные без колебаний взрывают мосты, бомбят дороги, выводят из строя железнодорожные линии и аэропорты.

Целью было замедлить продвижение России, заманить вражеские войска в ловушки и заставить танковые колонны двигаться по менее благоприятной местности.

По словам министра инфраструктуры страны Александра Кубракова, на сегодняшний день в Украине разрушено более 300 мостов. Когда русские попытались захватить ключевой аэропорт под Киевом в первый день вторжения, украинские войска обстреляли взлетно-посадочную полосу, в результате чего она покрылась воронками и не смогла принять грузы российского спецназа.

По словам военных экспертов, политика “выжженной земли” сыграла важную роль в успехе Украины в сдерживании российских сил на севере и предотвращении захвата ими Киева, столицы страны.

“Украинцы явно проявляют изобретательность, пытаясь усложнить жизнь россиянам”, – сказал Роб Ли, старший научный сотрудник Института исследований внешней политики. “Имеет смысл замедлить любое быстрое наступление”.

Один из подходов, который часто использовался в прошлом месяце в районе Киева и в последние дни в ходе боев на востоке Украины, заключается в том, чтобы заставить русских попытаться навести понтонные переправы через реки в районе разрушенных мостов. Эти места заранее тщательно обстреливаются украинскими артиллерийскими группами, что превращает наведение понтонных мостов в кровавое и дорогостоящее дело для русских.

Но есть и другие варианты. Украинские военные опубликовали видео, на котором мост взрывается, когда по нему проезжает бронетранспортер, в результате чего машина падает в реку.

К востоку от Киева мосты были взорваны таким образом, что отряд российских танков оказался в торфяном болоте; четыре танка затонули почти по самые башни. “Это была одна из сильных сторон, все это отметили”, – сказал Кубраков.

“Наша армия, наши военные очень правильно использовали инженерные сооружения, будь то плотины или мосты, которые они взрывали, и останавливали продвижение войск”, – сказал он. “Это было сделано везде в первые дни, и это происходит сейчас на Донбассе.”

Эта стратегия обходится очень дорого для гражданской инфраструктуры страны. Российская армия также взрывает мосты, атакует железнодорожные станции, аэропорты, топливные склады и другие объекты, что усугубляет ущерб, нанесенный Украине и увеличивает стоимость восстановления страны после войны.

Дополнительная статья. Читать.

По оценкам украинского правительства, общий ущерб, нанесенный транспортной инфраструктуре после двух месяцев войны, составляет около 85 миллиардов долларов. Независимо от того, какая сторона на самом деле разрушила тот или иной объект.

“Мы бы не взорвали свои собственные мосты, если бы не началась война”, – сказал Кубраков. “Причина одна и та же: агрессия Российской Федерации”.

Опыт в Демидове является наглядным примером. Украинские силы затопили этот район 25 февраля, на второй день войны.

По словам украинских чиновников и солдат, этот шаг был особенно эффективным: перед российскими бронетанковыми колоннами образовалось мелководное озеро. Позже российский обстрел повредил дамбу, что осложнило усилия по осушению территории.

Даже два месяца спустя жители Демидова плавали по озеру на резиновых лодках. Из затопленных огородов торчали жалкие стебли кукурузы. Одна семья ходила по шаткой тропинке из досок через липкую черную грязь в своем дворе.

И все же около дюжины жителей в интервью сказали, что стратегическая выгода перевешивает их трудности.

“Пятьдесят затопленных домов – не такая уж большая потеря”, – сказал Владимир Артемчук, волонтер, помогающий заправлять насосы, которые сейчас осушают деревню.

Осушение Демидова.

Наводнение, заблокировавшее северную часть Киева на западном берегу Днепра, сыграло решающую роль в мартовских боях, когда украинские войска отразили попытки России окружить Киев и в конечном итоге заставили русских отступить. Воды создали эффективный барьер для танков и загнали штурмовые силы в засады и тесные городские условия в ряде окраинных городов – Хостомеле, Буче и Ирпене.

Паводок также ограничил потенциальные точки переправы через приток Днепра, реку Ирпень. В итоге российские войска полдюжины раз безуспешно пытались переправиться через эту реку, используя понтонный мост и проезжая по болотистой местности, и все это в неблагоприятных местах и под огнем украинской артиллерии.

Они неоднократно попадали под обстрел, по словам украинского солдата по имени Денис, который был свидетелем одной неудачной переправы, в результате которой на берегу реки остались разбросанными сгоревшие российские танки. Солдат назвал только свое имя из соображений безопасности.

Наводнение защитило Киев, но также помогло защитить Демидов, который находился на оккупированной Россией стороне затопленных полей. Хотя российские солдаты патрулировали село, оно так и не стало передовой линией сражения, и его избежала мрачная участь городов на юге.

Хотя некоторые жители жаловались на медленный процесс очистки, который, как ожидается, займет недели или месяцы, большая часть деревни объединилась в общую попытку высушить свои дома.

По словам Александра Мельниченко, занимающего пост мэра, за месяц оккупации было расстреляно шесть человек, а дома и магазины были разрушены в результате обстрелов. Но село избежало кошмарных сцен с десятками трупов, оставленных на улицах отступающими российскими солдатами, как это произошло в прифронтовом городе Буча.

Дополнительная статья. Читать.

“Некоторые люди пытаются вернуться к нормальной жизни, а некоторые все еще травмированы”, – сказал г-н Мельниченко. “Люди боятся, что это повторится”.

Даже когда паводковая вода заливала дворы и мимо домов проплывали бутылки из-под газировки, женщины варили борщ и приглашали людей поесть, а соседи переправляли дизельное топливо для насосов на резиновой лодке.

Затопленная улица в селе Демидов.

60-летний Роман Быховченко сушил промокшую обувь на столе в своем дворе. Когда он зашел на кухню, вода пузырилась сквозь трещины в досках пола. Тем не менее, он сказал об ущербе: “Оно того стоило”.

Наталья Костюченко, пенсионерка, извинилась за кучу полотенец, разбросанных по полу, когда она показывала ущерб, нанесенный ее дому. “Мне жаль, что здесь так грязно”, – сказала она.

Она вздохнула, сокрушаясь, что ее огород, который теперь представляет собой мелкий пруд, вряд ли удастся посадить в этом году. Но потом она пошутила, что, возможно, попробует выращивать рис.

П Р И С О Е Д И Н Я Й С Я 

РАССКАЖИ ВСЕМ !

 

СМИ США
The New York Times: Перестройка армии РФ провалилась.

Автор статьи в издании The New York Times Нил Макфаркухар (Neil MacFarquhar) анализирует состояние вооруженных сил России. На основании опыта Украины он приходит к выводу, что все попытки ее реформировать в значительной степени провалились. Не монстр, но и не кролик. Армейские машины настолько обветшали, что ремонтные бригады размещались примерно через …

СМИ США
The New York Times: Растущие военные неудачи пробивают пузырь пропаганды Кремля.

Авторы статьи в издании The New York Times Антон Трояновский (Anton Troianovski) и Марк Сантора (Marc Santora) пишут о том, что усилия официальной кремлевской пропаганды по замалчиванию военных неудач в войне с Украиной прорывают абсолютный контроль диктаторского режима Путина на средствами массовой информации. Поражение российского батальона, пытавшийся переправиться через реку …

СМИ США
Time: Украина демонстрирует силу свободного народа.

Автор материала в издании Time Фредерик Каган (Frederick Kagan) пишет о том, что российское вторжение в Украину – это противостояние диктатуры против свободного народа. Свободный народ побеждает в немалой степени потому, что он свободен. И Украина, и Россия вышли из разрушенного Советского Союза с бременем поколений угнетения. Обе страны боролись …