The New York Times: Куда россияне обращаются за свободными новостями об Украине.

СМИ США

Авторы статьи в издании The New York Times Валерия Сафронова (Valeriya Safronova), Нил МакФаркухар (Neil MacFarquhar) и Адам Сатариано (Adam Satariano) анализируют каналы доступа россиян к неконтролируемым Кремлем источникам информации.

Они считаю, что именно Telegram является той платформой, которую они выбирают в стремлении вырваться из пропагандистской паутины Москвы. Но сможет ли он продержаться долго?

До вторжения России в Украину российская журналистка Фарида Рустамова использовала чат-приложение Telegram с одной целью: обмениваться сообщениями с друзьями.

Но когда власти закрыли СМИ, которые отклонялись от официальной линии, включая издания, для которых она писала, она начала публиковать свои статьи в Telegram. Ее лента, где она пишет о консолидации российской элиты вокруг президента Владимира Путина и о реакции сотрудников государственных СМИ на протест в эфире, уже набрала более 22 000 подписчиков.

“Это один из немногих оставшихся каналов, где можно получить информацию”, – сказала она в разговоре через Telegram.

Московское метро в феврале. Россия заставила замолчать независимые новостные СМИ и запретила социальные медиа-платформы, такие как Twitter, Facebook и Instagram.

Поскольку Россия заставила замолчать независимые СМИ и запретила такие социальные медиа-платформы, как Twitter, Facebook и Instagram, Telegram стал крупнейшим оставшимся каналом для неограниченной информации. По данным аналитической компании Sensor Tower, с начала войны он стал самым скачиваемым приложением в России – около 4,4 миллиона загрузок. По данным Sensor Tower, с января 2014 года в России было 124 миллиона загрузок Telegram.

Telegram – единственная платформа в России, где люди могут свободно обмениваться мнениями и информацией, хотя Кремль прилагает все усилия, чтобы внедриться в каналы Telegram”, – сказал Илья Шепелин, который раньше освещал СМИ на ныне закрытом независимом телеканале “Дождь” и создал блог с критикой войны.

Журналисты независимого российского телеканала “Дождь”, который был вынужден закрыться в марте, в сопровождении членов семьи после бегства в Стамбул.

После того, как в прошлом месяце была закрыта независимая радиостанция “Эхо Москвы”, по словам заместителя главного редактора Татьяны Фельгенгауэр, аудитория ее Telegram увеличилась вдвое. А после того, как в начале марта российские власти заблокировали доступ к популярному российскому новостному сайту Meduza, число подписчиков его Telegram удвоилось и достигло почти 1,2 миллиона.

“Я получаю свои новости там”, – сказал Дмитрий Иванов, изучающий информатику в одном из университетов Москвы. Он сказал, что пользуется Telegram для просмотра “тех же СМИ, которым я доверяю, и тех, чьи сайты я читал раньше”.

Противники войны используют эту платформу для всего – от организации антивоенных протестов до обмена сообщениями западных СМИ. В марте The New York Times запустила свой собственный канал в Telegram, чтобы читатели в регионе “могли продолжать получать доступ к точной информации о мировых событиях”, говорится в заявлении компании.

Но свобода, которая позволила беспрепятственно обмениваться новостями и мнениями, также сделала Telegram пристанищем для дезинформации, ультраправой пропаганды и языка вражды.

У пропагандистов есть свои популярные каналы – у Владимира Соловьева, ведущего ток-шоу в прайм-тайм, которое каждую неделю наполняет антиукраинской яростью более 1 миллиона подписчиков. Каналы в поддержку войны России, многие из которых ведутся неизвестными пользователями, распространяются повсеместно.

Государственные СМИ, такие как ТАСС и РИА Новости, также распространяют свои сообщения через Telegram. Telegram также открыл двери для критиков президента Владимира В. Путина, которые являются сторонниками жесткой линии, призывающих Кремль делать больше.

Юрий Подоляка, военный аналитик, склонный повторять линию правительства, когда он выступает на популярном российском государственном “Первом канале”, в своих видео, которые он публикует в Telegram, придерживается заметно иного подхода.

Российский солдат возле церкви в Волновахе, восточная Украина, в понедельник. С начала войны Telegram стал самым скачиваемым приложением в России.

Пророссийские союзники на юго-востоке Украины не получают достаточного оборудования, говорит он. Российское правительство слишком медленно создает оккупационные администрации в захваченных ими городах. А беженцы из Украины тщетно просят выплат в размере около 120 долларов, обещанных Путиным.

“Это не просто война, которая происходит на передовой, это война за умы людей”, – наставлял он в видео, опубликованном в субботу для более чем 1,6 миллиона своих подписчиков.

Игорь Стрелков, ветеран российской армии и бывший министр обороны так называемой ДНР, привлек более 250 000 подписчиков на свой канал в Telegram, анализируя проблемы в том, как ведется война, предоставляя проверку реальности правительственной пропаганды о том, как «прекрасно» идет война.

“Я сомневаюсь, что, проиграв решающий первый месяц войны, наши силы сумеют окружить и уничтожить украинские силы на Донбассе”, – заявил он в видео, опубликованном на этой неделе, признав, что некоторые могут счесть его взгляды изменой. “К сожалению, я вижу, что украинское военное командование действует на порядок грамотнее, чем российское”.

Действительно, слово “война”, законодательно запрещенное в России в отношении Украины, часто встречается в Telegram среди более личных мнений, как сторонников, так и противников.

Одним из самых ярых сторонников Кремля является Рамзан Кадыров, агрессивный лидер Чечни, чей канал в Telegram вырос до почти двух миллионов подписчиков с 300 000 до войны.

Он часто публикует видеоролики о том, как его войска осаждают Мариуполь, часто демонстрируя сомнительные картинки, стоя в полный рост в открытом окне и ведя огонь из пулемета по невидимому противнику.

Кадыров подвергся насмешкам в Интернете как “воин TikTok” после того, как на одной из фотографий из серии, призванной запечатлеть его собственную поездку в Украину, было показано, как он молится на заправке торговой сети, которая существует только в России.

Почему бы Кремлю просто не запретить Telegram, как он запретил многие другие независимые источники новостей? Он сделал это, или попытался сделать, в 2018 году, после того как компания не подчинилась приказу правительства предоставить российским спецслужбам доступ к данным пользователей.

Но у правительства не хватило технических средств, чтобы заблокировать доступ к приложению, и оно осталось доступным для российских пользователей. К 2020 году правительство отменило запрет, заявив, что Telegram согласился на ряд условий, включая активизацию усилий по блокировке террористического и экстремистского контента.

Вместо того чтобы подавлять Telegram, Кремль пытается контролировать его, не только через свои каналы, но и оплачивая посты, говорит Шепелин, медиа-аналитик. Число подписчиков официальных или жестких каналов меньше, чем аудитория оппонентов”.

Павел Чиков, глава правозащитной группы “Агора”, который представлял интересы Telegram в России в качестве адвоката, сказал, что компания, возможно, до сих пор поддерживала свою деятельность в России, потому что власти считают полезным распространять идею о том, что у них есть определенные связи с Telegram и его основателем Павлом В. Дуровым, “независимо от того, правда это или нет”.

Чиков сказал, что он не считает, что Telegram предоставляет какую-либо конфиденциальную информацию о коммуникациях российскому правительству или другим лицам, потому что если бы это было так, то, по его словам, “люди во всем мире перестали бы им пользоваться”.

Однако исследователи безопасности бьют тревогу по поводу того, насколько уязвимыми могут быть пользователи Telegram. Сообщения, видео, голосовые заметки и фотографии, которыми обмениваются через приложение, по умолчанию не имеют сквозного шифрования и хранятся на серверах компании. Это делает их уязвимыми для взлома, требований правительства или подглядывающего сотрудника, сказал Мэтью Д. Грин, эксперт по технологиям конфиденциальности и доцент Университета Джона Хопкинса.

“Подобный сервис – невероятно привлекательная мишень для спецслужб, как российских, так и других”, – сказал Грин.

Журналисты российского новостного сайта Meduza в новом многоквартирном офисе в Риге, Латвия. После того как Москва заблокировала доступ к сайту в марте, подписчики Telegram удвоились.

Telegram заявил, что данные, хранящиеся на его серверах, зашифрованы и что защита частной жизни пользователей является главным приоритетом. Но Грин и другие эксперты говорят, что подход Telegram делает общение через приложение менее безопасным по сравнению с другими сервисами обмена сообщениями, такими как Signal.

Кевин Ротрок, управляющий редактор англоязычной версии Meduza, сказал, что его беспокоит то, как легко кто-то со зловещими намерениями может получить частную информацию через Telegram.

“Вы можете видеть, кто комментирует, кто находится в групповых чатах, номера телефонов людей”, – сказал он. “Там богатая база данных”. Telegram не ответил на просьбу прокомментировать его политику и безопасность.

Компанией управляет г-н Дуров, русский эмигрант, который основал ее вместе со своим братом Николаем в 2013 году и сейчас работает из Дубая.

Братья создали одну из самых популярных в России социальных сетей, но Павел продал свою долю в 2013 году и бежал из страны после того, как отказался предоставить правительству частные данные участников антироссийских протестов в Украине. (Неизвестно, продал ли Николай свою долю и где он живет).

Основатель Telegram Павел В. Дуров на технологической конференции в Сан-Франциско в 2014 году. Компания социальных сетей работает из Дубая, Объединенные Арабские Эмираты.

Дуров мало говорил о войне публично. В начале марта он написал в Тelegram, чтобы напомнить своим подписчикам, почему он уехал из России. Он также отметил, что у его матери украинские корни и что у него много родственников в Украине, что делает конфликт “личным” для него.

В начале войны он заявил, что приложение рассмотрит возможность приостановки всех сервисов в России и Украине, чтобы избежать потока непроверенной информации. Последовало возмущение, и в течение нескольких часов Дуров отказался от этого плана.

Возможно, один из самых больших рисков для россиян, полагающихся на Telegram для независимой журналистики, заключается в том, что действия компании, похоже, в основном находятся в руках одного человека.

“Главный вопрос в том, доверяете ли вы Павлу Дурову или нет”, – сказал Чиков, адвокат по правам человека. “Мы все надеемся, что Telegram будет с нами играть честно”, – сказал Ротрок. “Это слишком много яиц в одной корзине”.

П Р И С О Е Д И Н Я Й С Я 

 

РАССКАЖИ ВСЕМ !

 

СМИ США
The New York Times: Перестройка армии РФ провалилась.

Автор статьи в издании The New York Times Нил Макфаркухар (Neil MacFarquhar) анализирует состояние вооруженных сил России. На основании опыта Украины он приходит к выводу, что все попытки ее реформировать в значительной степени провалились. Не монстр, но и не кролик. Армейские машины настолько обветшали, что ремонтные бригады размещались примерно через …

СМИ США
The New York Times: Растущие военные неудачи пробивают пузырь пропаганды Кремля.

Авторы статьи в издании The New York Times Антон Трояновский (Anton Troianovski) и Марк Сантора (Marc Santora) пишут о том, что усилия официальной кремлевской пропаганды по замалчиванию военных неудач в войне с Украиной прорывают абсолютный контроль диктаторского режима Путина на средствами массовой информации. Поражение российского батальона, пытавшийся переправиться через реку …

СМИ США
Time: Украина демонстрирует силу свободного народа.

Автор материала в издании Time Фредерик Каган (Frederick Kagan) пишет о том, что российское вторжение в Украину – это противостояние диктатуры против свободного народа. Свободный народ побеждает в немалой степени потому, что он свободен. И Украина, и Россия вышли из разрушенного Советского Союза с бременем поколений угнетения. Обе страны боролись …