The New York Times: Как ВВС Украины противостоит российским самолетам.

СМИ США

Авторы материала в издании The New York Times Мария Варенникова (Maria Varenikova) и Эндрю Э. Крамер (Andrew E. Kramer) рассказывают о реальной жизни и борьбе летчиков ВВС Украины на примере молодого выпускника Харьковского летного училища Андрея. Таких, как Андрей и его боевых побратимов называют «призраками».

Каждую ночь украинские летчики, такие как Андрей, сидят в закрытом самолетном ангаре и ждут, ждут, ждут, ждут, пока напряжение не нарушается выкриком, состоящим из одного слова: “Воздух!”.

Андрей садится в свой сверхзвуковой самолет Су-27 и поспешно выруливает на взлетную полосу, чтобы как можно быстрее подняться в воздух. Он взлетает так быстро, что еще не знает своего задания на ночь, хотя общая картина всегда одна и та же – дать бой российским ВВС, которые значительно превосходят его по численности, но пока не смогли завоевать контроль над небом над Украиной.

“Я не делаю никаких проверок”, – сказал Андрей, пилот украинских ВВС, которому в качестве условия интервью не разрешили назвать свою фамилию или звание. “Я просто взлетаю”.

Спустя почти месяц после начала боевых действий одним из самых больших сюрпризов войны в Украине стала неспособность России победить украинские ВВС.

Военные аналитики ожидали, что российские силы быстро уничтожат или парализуют ПВО и военную авиацию Украины, однако этого не произошло. Вместо этого над страной сейчас бушуют воздушные бои в стиле “Top Gun”, редкие в современной войне.

“Каждый раз, когда я летаю, это настоящий бой”, – говорит Андрей, которому 25 лет и который совершил 10 вылетов на войне. “В каждом бою с российскими самолетами нет равенства. У них всегда в пять раз больше самолетов в воздухе”.

Успех украинских пилотов помог защитить украинских солдат на земле и предотвратить более масштабные бомбардировки городов, поскольку пилоты перехватили несколько российских крылатых ракет. Украинские официальные лица также утверждают, что военные страны сбили 97 самолетов российских ВВС. Это число не удалось проверить, но смятые остатки российских истребителей врезались в реки, поля и дома.

Пилот ВВС Украины Андрей.

Андрей, пилот украинских ВВС: “Каждый раз, когда я летаю, это для настоящего боя”.

Украинские ВВС действуют в условиях почти полной секретности. По словам аналитиков, их истребители могут летать с взлетно-посадочных полос на западе Украины, аэропортов, которые подверглись бомбардировке, но сохранили достаточно взлетно-посадочной полосы для взлета и посадки, или даже с автомагистралей. Их численность значительно меньше: Считается, что Россия совершает около 200 вылетов в день, а Украина – от пяти до десяти.

У украинских пилотов есть одно преимущество. На большей части страны российские самолеты летают над территорией, контролируемой украинскими военными, которые могут перебрасывать зенитные ракеты, чтобы преследовать – и сбивать – самолеты.

“Украина эффективно действует в небе, потому что мы действуем на своей земле”, – сказал Юрий Игнат, представитель украинских ВВС. “Враг, влетающий в наше воздушное пространство, влетает в зону действия наших систем ПВО”. Он описал стратегию как заманивание российских самолетов в ловушки ПВО.

Дейв Дептула, декан Института аэрокосмических исследований имени Митчелла и главный специалист по планированию атак в ходе воздушной кампании “Буря в пустыне” в Ираке, сказал, что впечатляющие результаты украинских пилотов помогли компенсировать их недостаток в численности.

Он сказал, что в настоящее время Украина располагает примерно 55 боевыми истребителями, число которых сокращается из-за сбитых самолетов и механических поломок, поскольку украинские пилоты “доводят их до максимальной производительности”.

Президент Украины Владимир Зеленский неоднократно обращался к правительствам западных стран с просьбой о пополнении украинских ВВС и просил НАТО обеспечить бесполетную зону над страной, на что западные лидеры пока отказались пойти.

Словакия и Польша рассматривали возможность отправки истребителей МиГ-29, на которых украинские пилоты могут летать с минимальной дополнительной подготовкой, но пока никаких поставок не было.

“Российские войска уже выпустили по Украине около 1000 ракет, бесчисленное количество бомб”, – сказал Владимир Зеленский в видеообращении к Конгрессу 16 марта, призывая предоставить больше самолетов. “И вы знаете, что они существуют, и они у вас есть, но они на земле, а не в Украине – в украинском небе”.

Дептула сказал, что переброска этих самолетов в Украину имеет решающее значение. “Без пополнения запасов, – сказал он, – у них закончатся самолеты раньше, чем закончатся пилоты”.

Беспилотные дроны также являются инструментом в арсенале украинских военных, но не в битве за контроль над воздушным пространством.

Украина летает на вооруженном беспилотнике турецкого производства Bayraktar TB-2 – медлительном винтовом самолете, который смертельно эффективен при уничтожении танков или артиллерийских орудий на земле, но не может поражать цели в воздухе.

Если противовоздушная оборона Украины выйдет из строя, российские самолеты смогут легко их уничтожить.

Как и в других аспектах военной деятельности Украины, добровольцы играют важную роль в воздушных боях. Сеть добровольцев наблюдает и прослушивает российские самолеты, сообщая координаты и предполагаемую скорость и высоту.

Другие частные украинские пилоты сняли со своих самолетов современное гражданское навигационное оборудование и передали его военно-воздушным силам на случай, если оно окажется полезным.

В современной войне бои “воздух-воздух” происходят редко, за последние десятилетия были лишь отдельные примеры. Американские пилоты, например, не проводили масштабных воздушных боев со времен первой войны в Ираке в 1991 году. С тех пор американские истребители участвовали в воздушных боях всего несколько раз, сбив 10 самолетов в балканских войнах и один самолет в Сирии, по словам Дептулы.

Ночной воздушный бой над Киевом.

Андрей говорит, что в ночном небе он полагается на приборы, чтобы определить позиции вражеских самолетов, которые, по его словам, всегда присутствуют. Он сбивал российские самолеты, но ему не разрешили сказать, сколько их и какого типа. Он сказал, что его система прицеливания может вести огонь по самолетам, находящимся на расстоянии нескольких десятков миль.

“У меня в основном задачи по поражению воздушных целей, по перехвату вражеских самолетов”, – сказал он. “Я жду, пока ракета наведется на цель. После этого я открываю огонь”.

Когда он сбивает российский самолет, он говорит: “Я счастлив, что этот самолет больше не будет бомбить мои мирные города”. А как мы видим на практике, именно это и делают российские самолеты”.

Большая часть воздушных боев в Украине была ночной, поскольку российские самолеты атакуют в темное время суток, когда они менее уязвимы для средств противовоздушной обороны. По словам Андрея, в воздушных боях над Украиной россияне использовали множество современных истребителей “Сухой”, таких как Су-30, Су-34 и Су-35.

Спутниковый снимок уничтоженных российских вертолетов на аэродрома в Херсоне.

“У меня были ситуации, когда я приближался к российскому самолету на достаточно близкое расстояние, чтобы прицелиться и открыть огонь”, – сказал он. “Я уже мог его обнаружить, но ждал, пока моя ракета наведется, в то время как с земли мне сообщали, что по мне уже выпущена ракета”.

Он сказал, что маневрировал своим самолетом, совершая серию экстремальных кренов, пикирований и подъемов, чтобы исчерпать запасы топлива ракет, преследующих его. “Время, которое у меня есть на спасение, зависит от того, с какого расстояния по мне была выпущена ракета и что это за ракета”, – сказал он.

Тем не менее, сказал он в интервью в ясный солнечный день, “я все еще чувствую огромный прилив адреналина в моем теле, потому что каждый полет – это бой”.

Андрей окончил Харьковское училище ВВС после того, как в подростковом возрасте решил стать летчиком. “Ни я, ни мои друзья никогда не думали, что нам придется столкнуться с настоящей войной”, – сказал он. “Но все оказалось не так”.

Андрей перевез свою жену в более безопасную часть Украины, но она не покинула страну, сказал он. Она проводит свои дни, плетя самодельные маскировочные сети для украинской армии. По его словам, он никогда не сообщает членам семьи, когда отправляется на службу, и звонит только после возвращения из ночного полета.

“Мне нужно использовать свои навыки, чтобы победить”, – говорит Андрей. “Мои навыки лучше, чем у русских. Но с другой стороны, многие из моих друзей, и даже те, кто опытнее меня, уже мертвы”.

СМИ США
The New York Times: Перестройка армии РФ провалилась.

Автор статьи в издании The New York Times Нил Макфаркухар (Neil MacFarquhar) анализирует состояние вооруженных сил России. На основании опыта Украины он приходит к выводу, что все попытки ее реформировать в значительной степени провалились. Не монстр, но и не кролик. Армейские машины настолько обветшали, что ремонтные бригады размещались примерно через …

СМИ США
The New York Times: Растущие военные неудачи пробивают пузырь пропаганды Кремля.

Авторы статьи в издании The New York Times Антон Трояновский (Anton Troianovski) и Марк Сантора (Marc Santora) пишут о том, что усилия официальной кремлевской пропаганды по замалчиванию военных неудач в войне с Украиной прорывают абсолютный контроль диктаторского режима Путина на средствами массовой информации. Поражение российского батальона, пытавшийся переправиться через реку …

СМИ США
Time: Украина демонстрирует силу свободного народа.

Автор материала в издании Time Фредерик Каган (Frederick Kagan) пишет о том, что российское вторжение в Украину – это противостояние диктатуры против свободного народа. Свободный народ побеждает в немалой степени потому, что он свободен. И Украина, и Россия вышли из разрушенного Советского Союза с бременем поколений угнетения. Обе страны боролись …