fbpx

The Guardian: Что им от нас нужно? С увеличением российских войск – Марьинка чувствует страх и отчаяние.

СМИ ЕВРОПЫ

Расположенный между украинскими войсками и пророссийскими сепаратистами, Марьинка – забытый миром город.

Вера Басова стоит у своего дома с местной газетой. Заголовок первой полосы газеты гласит, что Россия везет танки к восточноукраинской границе. “Что им от нас нужно? Зачем они тащат сюда эти танки?” Басова спрашивает у соседа.

Девяносто летняя женщина опасается, что ей придется опять прятаться в подвале, чтобы спастись от обстрелов в войне между украинскими войсками и пророссийскими сепаратистами в восточной части Донбасса, которая недавно вступила в восьмой год своего существования и унесла более 13 000 жизней.

Масштабное наращивание российских сил вблизи восточной границы Украины – крупнейшее с момента аннексии Крыма в 2014 году, по словам НАТО, и фактическое прекращение перемирия вызвали на западе тревогу, что Москва готовит к вторжению. Джо Байден призвал Владимира Путина к деэскалации. В субботу Россия выслала украинского дипломата, которого она обвинила в шпионаже. Напряженность нарастает. 

Вера Басова у себя дома в Марьинке. Она пережила вторую мировую войну и восемь лет борьбы между украинскими войсками и пророссийскими сепаратистами.

Басова живет в Марьинке, небольшом городке, расположенном всего в 23 км к юго-западу от Донецка, оплоте сепаратистов и в 80 км от границы с Россией. Пара котят прыгают на деревянный забор Басовой рядом с вишней, обмотанным лентой с тех пор, как на него наткнулась военная машина.

Донецкие мины и кучи шлака прекрасно видны с улицы Басовой, где почти в каждом доме есть следы войны. Дети соседей играют на улице под звуки пения птиц, стрельбы и стычек вдалеке. Время от времени по улице проходит вооруженные украинские солдаты.

До войны многие жители Марьинки ежедневно ездили в Донецк на работу и за покупками. За контроль над Марьинкой велись бои в 2014 и 2015 годах. Прямой артиллерийский обстрел центра города привел к большим жертвам среди гражданского населения и военных.

Басова вспоминает, как убегала от “огненных шаров в небе” и временно потеряла слух после сотрясения. Когда линия фронта стабилизировалась, а горячая фаза войны переросла в тлеющий конфликт, Маринка стала одним из пунктов пересечения границы, соединяющим контролируемые Украиной и удерживаемые сепаратистами стороны Донецкой области. Так было до весны 2020 года, когда из-за пандемии закрыли контрольно-пропускной пункт, что разлучило многие семьи, проживающие по разные стороны так называемой “линии соприкосновения”.

Басова начинает плакать, когда говорит о пропаже дочери, которая живет в Донецке и не может приехать в гости более года. Светлана Деркач, 50-летняя соседка Басовой, чувствует то же самое: она не видела своего новорожденного в Донецке внука. Деркач показывает красиво упакованного плюшевого мишку, которого она сделала для него.

“Сначала мы привыкли к войне, но потом коронавирус нанес нам новый удар”, – говорит она. Деркач помнит бомбы, падавшие у нее во дворе в 2016 и 2017 годах. Одна из них убила ее кошку, а другая разбила окна.

Она старается не поддаваться панике, говорит она, о том, что для нее может значить, если действия России будут не просто саблезубыми, а прелюдией к полномасштабному вторжению. “Если что-то случится, я просто возьму себя в руки”, – говорит она.

Светлана Деркач ухаживает за своим садом в Марьинке. “Ни Европа, ни США не нуждаются в нас с нашими проблемами”, – говорит она.

В то же время она засеяла свой сад цветами и планирует испечь паски к Пасхе в начале мая в новой печи, предоставленной французской гуманитарной организацией.

После переговоров с президентом Макроном в Париже в пятницу президент Украины Владимир Зеленский призвал к проведению саммита между Украиной, Россией, Германией и Францией.

НАТО, США и ЕС заверили Украину в “непоколебимой” поддержке ее “территориальной целостности”.

Но, как и большинство жителей Марьинки, у Деркача мало веры в то, что Запад поможет Украине в случае вторжения России. “Ни Европа, ни США не нуждаются в нас с нашими проблемами”, – говорит она. Но, оказавшись на передовой этого конфликта, Марьинка, кажется, в значительной степени забыта и остальной Украиной.

Когда в 2014 году началась война, поставки природного газа были прекращены и до сих пор не восстановлены. Большинство предприятий города были либо уничтожены в ходе боевых действий, либо прекратили торговлю. Многие поля в сельскохозяйственных глубинках заминированы, что делает сельское хозяйство невозможным. Питьевую воду приходится покупать, так как вода в кранах и колодцах загрязнена.

Местные жители теперь в основном полагаются на свои сады в поисках пищи, хотя военные советуют им работать на открытом воздухе до полудня, когда меньше риск быть расстрелянным.

Алина Коссе, директор центра искусств и обучения в Марьинке. Она сомневается в экономическом возрождении города. 

“Жизнь заканчивается здесь во второй половине дня”, – говорит 62-летняя Алина Коссе, директор местного центра искусств и обучения. Коссе сожалеет, но реалистично оценивает шансы на экономическое возрождение или на реинвестирование в Марьинку. Раньше население составляло 10 000 человек, но почти половина жителей уехала, либо эвакуировавшись в период кризиса 2014-2015 годов, либо покинув город после кризиса.

Среди тех, кто остался, мнения разделены. Коссе говорит, что многие местные жители пророссийски настроены, потому что получают новости от российского телевидения, а Украина не смогла заблокировать вещание из Донецка. Русский язык является первым языком для большинства жителей Марьинки, хотя на украинском говорят некоторые пожилые люди.

Коссе говорит, что в ее дом была брошена взрывчатка, потому что она помогала украинской армии. В начале войны волонтеры жертвовали носки и нательное белье плохо оснащенным украинским солдатам. Теперь помощь приходит в виде оптических систем для вооружения и военных беспилотников.

“Наша армия несравнима с тем, что было в 2014 году”, – говорит она. Если Россия осмелится напасть на нас снова, то скоро ей придет конец”. Поверьте мне”.

Увеличение расходов Киева на оборону  и семилетний боевой опыт коренным образом изменили украинскую армию из неорганизованной добровольческой силы, которой она была в 2014 году.

Каба, украинский солдат, говорит, что у русских есть “неприятные боевые лазеры, которые жгут сетчатку, если они попадут в глаза”. 

Во дворе заброшенного дома в Марьинке, всего в 400 метрах от ближайших военных позиций сепаратистских сил, украинский солдат уверен, что Украина может противостоять России.

“Если наши союзники закроют небо для российской авиации и не позволят российским кораблям атаковать нас в море, мы сможем воевать с Россией на земле”, – говорит он.

По словам 48-летнего снайпера, в его подразделении наряду с украинским оружием имеются канадские и американские винтовки. Они также прошли подготовку у британских инструкторов. Но он признает, что с февраля им грозит снайперский огонь из Донецка, который, по его мнению, исходит от высококвалифицированных и экипированных российских солдат.

“У них есть грязные боевые лазеры, которые обжигают сетчатку, если попадают в глаза”.

Каба родом из Херсона, города на юге Украины, который изначально был активистом «Революции Достоинства», которая в 2014 году заставила тогдашнего президента Виктора Януковича уйти с поста. Впоследствии Россия аннексировала Крым и поддержала захват пророссийскими силами Донецкой и Луганской областей.

По словам Кабы, снайперы и мины сейчас являются самой распространенной причиной гибели людей в зоне боевых действий. В середине марта украинский солдат был убит снайперской пулей под Марьинкой, в то время как регулярно поступают сообщения об убитых и раненых вдоль линии фронта людях. На фоне продолжающейся эскалации военных действий солдаты не обращают особого внимания на Ковид-19, хотя в настоящее время они проходят вакцинацию.

По вечерам Маринка безлюдна, кроме случайных групп подростков и бродячих собак. Несколько мужчин тихо ловят рыбу в местном пруду, игнорируя признаки того, что он заминирован.

Открытая в 2016 году протестантской церковью благотворительная пекарня производит 1000 буханок хлеба в день.

Старая пекарня Маринки была уничтожена снарядами в 2014 году. В 2016 году протестантской церковью была открыта благотворительная хлебопекарня, которая является одним из немногих функционирующих предприятий, где каждое утро выпекается 1000 буханок свежего хлеба.

Пастор Роман Ризанцев, 38 лет, организует отправку бесплатного или со продаваемого со скидкой хлеба и булочек. Он говорит, что многие его прихожане волнуются. Их окна дребезжат от обстрелов и им снова нужно готовить бомбоубежища. “Люди привыкли к тишине, они отремонтировали свои дома, а теперь все возвращается”, – говорит он.

“Страх, в котором они жили раньше, было исчез, а теперь он возвращается”.

Басова пережила вторую мировую войну и говорит, что никогда не думала, что в конце жизни ей придется пережить еще одну, еще более длительную войну. Когда она слышит стрельбу или обстрел, она читает молитвенник, чтобы успокоиться. “Чего они хотят от нас? Нужны ли им деньги?” Басова говорит. “Я отдам им всю свою пенсию, чтобы они прекратили стрельбу”.

Оригинал материала здесь.

 

 

 

СМИ ЕВРОПЫ
The Times: Кремль использует Украину для оттачивания кибератак.

Андрей Баранович, который стал хакером в 2014 году, говорит, что в системе кибербезопасности Украины есть недостатки, которые делают ее уязвимой. Кремль использует Украину в качестве шаблона для кибервойны против Запада, заявил в интервью The Times ведущий хакер Украины. 43-летний Андрей Баранович, IT-эксперт из Донецка, более известный под псевдонимом Шон Таунсенд …

СМИ ЕВРОПЫ
The Spectator: Что стоит за инцидентом в Черном море?

Если сообщения достоверны, мир только что стал свидетелем самого крупного обострения между Великобританией и Россией со времен отравления Сергея Скрипаля три года назад. По сообщениям, российские бомбы и огонь из орудий были направлены в сторону корабля Defender, патрулирующего сейчас Черное море. Кремль оправдал предполагаемую агрессию, заявив, что корабль зашел в российские воды. Между тем Великобритания отрицает факт …

СМИ ЕВРОПЫ
The Guardian: Форма Украины означает, что Евро-2020 – это не только футбол.

Жребий делает встречу с Россией маловероятной, но сборная Андрея Шевченко имеет четкое чувство цели, отраженное в политическом символе на их ярко-желтой форме. Четвертый пункт правил FIFA на 2020-21 годы гласит: “На экипировке не должно быть никаких политических, религиозных или личных лозунгов, заявлений или изображений”. Все просто – ничего политического.  Но …