The Economist: Зверства России в Мариуполе не приблизили ее к победе.

СМИ США

В геофизике есть термин «эпицентр». Это место на поверхности Земли, расположенное ближе всего к той точке в ее недрах, где нестерпимое давление вызвало землетрясение. В материале издания The Economist рассматривается история города Мариуполя и звертсва российских захватчиков.

В охваченной войной Украине гипермаркет “Эпицентр” в Запорожье является местом сбора беженцев на контролируемой Украиной территории. Он расположен ближе всего к нестерпимому давлению, которое российские войска оказывают на Мариуполь, находящийся примерно в 220 км.

Многие из тех, кто бежит от насилия – некоторые пешком, некоторые в инвалидных колясках – не имеют ничего, кроме адреса торгового центра, чтобы сориентироваться. Некоторые добираются только до близлежащих деревень. Но 2 000-5 000 человек в день добираются до наспех организованного места сбора, потрясенные не меньше, чем люди, пережившие землетрясения и цунами. Возможно, они потрясены еще больше: разрушение, которого они избежали, было не внезапным гневом Бога, а длительным, преднамеренным нападением ужасных людей.

Вы можете почувствовать прибытие нового конвоя еще до того, как столкнетесь с кем-то из выживших – они несут дымный запах горящего города даже после нескольких дней пути. По прибытии они получают суп и хлеб, которые они подносят к носу, прежде чем съесть, свежую одежду и первую помощь, оказываемую местными добровольцами.

Они не всегда успешно борются со слезами, пока выясняют, удалось ли друзьям и родственникам спастись. Они счастливчики, говорят они, те, кто нашел машины и бензин. Они не уже не заперты в подвалах. Это не старушки, просящие подвезти их на окраине города, с деньгами в одной руке и иконами в другой.

Карта сопротивления Мариуполя.

Мариуполь, некогда город с населением 400 000 человек, был окружен российскими агрессорами из Крыма и Донбасса в первую неделю войны. С тех пор ему приходится гораздо хуже, чем другим городам, вокруг которых расположились русские, отчасти из-за его стратегического значения – он имеет решающее значение для создания сухопутного моста из Донбасса в Крым – отчасти потому, что, в отличие от Харькова или Киева на севере, он полностью окружен.

Российские войска, находящиеся вблизи Киева, сдерживались в течение последних двух недель. Кира Рудик, член украинского парламента, говорит, что столица является “самым хорошо защищенным местом в Украине”. Сейчас никто в городе не верит, что российские войска обладают достаточной боевой мощью, чтобы взять и оккупировать его. Есть даже некоторые районы, где, по сообщениям, украинские войска отбросили захватчиков, хотя, по крайней мере, некоторые из этих сообщений оказались неправдой. В Макарове, в 50 км к западу от столицы, украинские власти заявили, что русские “отброшены назад”. Когда ваш корреспондент попытался побывать там, он обнаружил другую ситуацию. Из-за ожесточенных боев попасть в город было невозможно. Местный мэр сказал, что русские захватили 15% территории в конце февраля и с тех пор не продвигались и не были оттеснены.

В центре Киева, однако, жизнь улучшается. Бензин больше не нормируется, а движение на основных дорогах больше, чем когда-либо с момента начала вторжения 24 февраля. Хлеб вернулся на полки супермаркетов. Поезда прибывают в город и покидают его.

Но признаки, звуки и ужасы войны сохраняются. Каждый день, начиная примерно с 14 марта, на столицу падает несколько ракет, особенно сильно пострадал северо-запад. Поздно вечером 20 марта российская ракета разнесла в щепки спортзал, торговый центр и офисное здание, разбросав обломки на сотни метров. По данным Министерства обороны России, которое представило видеозапись в поддержку своего заявления, на парковке под спортзалом находились украинские ракетные установки. Если это правда, то их детонация во время взрыва может объяснить силу взрыва.

Алексей Арестович, советник Владимира Зеленского, президента Украины, говорит, что из каждых четырех прилетающих ракет одна перехватывается, одна попадает в военную цель, а две – в гражданские объекты. “Я не могу сказать, что в Киеве они специально пытаются поразить гражданское население, но во многих случаях они промахиваются”, – говорит он, добавляя, что в других местах жилые районы были сознательно выбраны в качестве мишени.

Мариуполь является примером такой жестокости. 10 марта российские самолеты начали бомбить город, который, в отличие от Киева, не имеет противовоздушной обороны. Вскоре несколько бомбардировок в день превратились в несколько десятков бомбардировок в день. 16 марта российские ракеты упали на плавательный бассейн, кинотеатр и театр; все три здания использовались гражданскими лицами в качестве укрытия. В театре находилось более 1000 человек, по словам очевидца, который был там накануне; на тротуаре перед театром большими буквами было написано слово “дети”, но это не помогло предотвратить атаку. В настоящее время никто не знает, сколько человек выжило, и сколько может оставаться погребенными заживо.

Ситуация в Украине в целом.

В девяти других городах и поселках в ходе переговоров между Россией и Украиной были созданы гуманитарные коридоры, через которые мирные жители могут покинуть город. В Мариуполе такие переговоры не дали результатов. По мере ухудшения ситуации пути эвакуации, и без того опасные, становятся все более смертельно опасными.

Александр Горбаченко, сварщик, говорит, что когда он уезжал 18 марта, город был в состоянии коллапса, в нем не было коммунальных служб, питьевой воды и еды. По его словам, по меньшей мере 80% зданий разбомблены. “Весь центр в руинах, повсюду провода и стекло. Самое страшное – видеть трупы, разбросанные по улице. Сотни из них гниют возле центрального рынка”.

20 марта российская бомба попала в школу в восточной части города, где, по сообщениям, укрывались 400 человек. Позже в тот же день Россия предъявила ультиматум: сдать город к 5 утра следующего дня. Украинское правительство отказалось. Но у него нет возможности прорвать блокаду. 19 марта Арестович заявил, что ближайшие силы находятся на расстоянии более 110 км. Чтобы добраться до города, им придется преодолеть местность, на которой они будут полностью подвержены атакам российской авиации.

Будь на светлой стороне. Присоединяйся!

Многие восприняли ультиматум как предупреждение о грядущих худших преступлениях, и в последующие дни бои усилились; в настоящее время корабли усиливают бомбардировку. Город близок к падению. 20 марта Андрей Билецкий, основатель полка “Азов”, военизированного формирования, воюющего вместе с элитными украинскими силами из 36-й бригады морской пехоты, подтвердил, что на востоке города идут бои от улицы к улице. Поскольку 3500 украинских солдат противостоят 14 000 захватчиков, что составляет примерно десятую часть от общей численности российских войск в стране, их перспективы выглядят пугающе, хотя обычно считается, что нападающим необходимо большое численное преимущество.

Бойня в Мариуполе и успех в Киеве укрепили решимость украинцев. Но страна продолжает вести переговоры с захватчиками. И требования России на этих переговорах, хотя и превышают то, что, по словам Украины, она готова дать, сейчас гораздо скромнее, чем были бы, когда вторжение началось в расчете на легкую и почти полную победу.

Четыре главных из них: декларация украинского нейтралитета; украинская демилитаризация; официальное признание того, что Крым, захваченный Россией в 2014 году, является российской территорией, а регион Донбасса, часть которого до войны контролировалась сепаратистами, поддерживаемыми Россией, является независимым; и освобождение России от западных санкций.

Украина, похоже, готова согласиться на некоторые из этих требований. Она публично заявила, что не пойдет на уступки по территориальной целостности в отношении Крыма и Донбасса, но за закрытыми дверями, похоже, больше готовности экспериментировать с различными формулами.

Однако ее переговорщики не видят готовности двигаться с другой стороны. “Они не так уверены в себе и самоуверенны, как в первые дни”, – сказал Дмитрий Кулеба, министр иностранных дел Украины, в интервью The Economist. “Но по всем важным вопросам они все еще там, где они были, когда начались переговоры”.

Если Россия чего-то явно хочет, так это освобождения от санкций. “Почти каждое десятое предложение российских переговорщиков касается санкций”, – сказал Кулеба. “Для них это боль”. В результате Украина заставляет своих западных сторонников усилить давление.

Издержки, о которых русские не говорят, – это растущее число погибших. По оценкам НАТО, погибли 7000-15000 россиян; по данным организации, общее число погибших, раненых и пленных составляет около 40 000 человек. Если потери действительно находятся в таком диапазоне, то почти четверть первоначальных сил вторжения выведена из строя.

Будь на светлой стороне. Присоединяйся!

Но украинцы не уверены, что российские переговорщики знают, насколько плоха ситуация. То, что Путин не предоставил лучших переговорщиков, вполне может отражать отсутствие заинтересованности в том, чтобы переговоры принесли плоды, возможно, потому, что он считает, что время на его стороне.

Хотя многие российские успехи застопорились, есть немало мест, где Россия могла бы усилить свои бомбардировки. Сотрудник службы безопасности в Киеве говорит, что украинская разведка неоднократно получала предупреждения о неизбежности массированного и продолжительного ракетного обстрела столицы.

По неизвестным причинам такой атаки не произошло. Но такая возможность остается.

Однако Путин уже ошибался в этой войне. Он может ошибиться снова. Рудик говорит, что время не терпит. Она просто не знает, кому оно выгодно. “Российская экономика рушится, а мы умираем. Вопрос в том, кто упадет первым”.

 

СМИ США
The New York Times: Перестройка армии РФ провалилась.

Автор статьи в издании The New York Times Нил Макфаркухар (Neil MacFarquhar) анализирует состояние вооруженных сил России. На основании опыта Украины он приходит к выводу, что все попытки ее реформировать в значительной степени провалились. Не монстр, но и не кролик. Армейские машины настолько обветшали, что ремонтные бригады размещались примерно через …

СМИ США
The New York Times: Растущие военные неудачи пробивают пузырь пропаганды Кремля.

Авторы статьи в издании The New York Times Антон Трояновский (Anton Troianovski) и Марк Сантора (Marc Santora) пишут о том, что усилия официальной кремлевской пропаганды по замалчиванию военных неудач в войне с Украиной прорывают абсолютный контроль диктаторского режима Путина на средствами массовой информации. Поражение российского батальона, пытавшийся переправиться через реку …

СМИ США
Time: Украина демонстрирует силу свободного народа.

Автор материала в издании Time Фредерик Каган (Frederick Kagan) пишет о том, что российское вторжение в Украину – это противостояние диктатуры против свободного народа. Свободный народ побеждает в немалой степени потому, что он свободен. И Украина, и Россия вышли из разрушенного Советского Союза с бременем поколений угнетения. Обе страны боролись …