The Economist: Путин терпит неудачу в Украине, но преуспевает в угнетении России.

СМИ ЕВРОПЫ

Статья в издании The Economist рассматривает вопрос, насколько изменилось российское общество в связи с ограничениями свободы слова и мысли введенными властью Путина в связи с войной в Украине. Издание считает, что война возвращает в Москву привычки сталинских времен. Страх, подозрительность и доносы стали постоянными спутниками повседневной жизни в России.

Майбах выезжает из ворот подъезда на Пречистенке, богатом районе Москвы. Молодые женщины из пригорода позируют для селфи рядом с роскошным жилым домом. Рестораны со звездами Мишлен, хотя и менее заполнены, чем в прошлом году, но все равно популярны.

На первый взгляд, богатство и гедонизм Москвы кажутся почти неизменными, несмотря на войну России против Украины, санкции и изоляцию, которые пришли вместе с ней. Однако в российской столице все не совсем так, как обычно. На улицах тихо, а настроение приглушенное.

Россияне не говорят открыто о вторжении в Украину, которое продолжается уже третий месяц, но они ориентируются в новой реальности страха и тревоги.

Кремль не добился больших успехов в своем нападении на Украину. Но в установлении тоталитарного контроля в России он добился гораздо большего успеха.

Режим Путина энергично подавляет инакомыслие и деморализует оппонентов, превращая относительно открытую страну в полную диктатуру. Это самое большое достижение Кремля в этом конфликте, говорит Григорий Асмолов, эксперт по российской информационной войне: “Еще несколько месяцев назад вы не могли даже представить себе эту политическую реальность в жестких рамках”.

Государственная пропаганда ссылается на официальные опросы, согласно которым 81% россиян поддерживают войну. Реальность сложнее. Как минимум, опросы отражают смесь пропаганды и страха.

Дополнительная статья. Читать.

Группа независимых социологов предполагает, что до 90% населения отказываются участвовать в политических опросах. Еще 5-8% респондентов бросают трубку во время разговора с опросчиками, а еще 21% признались, что боятся принимать участие в опросах.

Леонид Волков, руководитель штаба Алексея Навального оценивает активную и идеологическую поддержку войны в 10-15%, а оппозицию – в 30-40%.

Исследование Лондонской школы экономики, в котором использовался метод опроса, подобный тому, который ранее применялся для оценки уровня расизма в Америке, оценивает поддержку войны в России примерно в 53%.

Но многие из этих сторонников, по мнению авторов исследования, поддерживают линию правительства, потому что оспаривать ее опасно и психологически некомфортно.

Тем не менее, за последние два месяца российская элита сомкнула ряды вокруг Путина. Большинству россиян проще всего поверить в кремлевскую пропаганду, цель которой – убедить большинство ничего не предпринимать. В последние недели линия была четкой: все идет по плану.

Ток-шоу и новостные программы постоянно твердят о превосходстве России и предполагаемой западной угрозе. В искаженном зеркале государственного телевидения российские обстрелы не разрушили Мариуполь, а “освободили” его. Зверства в Буче были совершены не российскими солдатами, а инсценированы Киевом. Не Россия напала на Украину, а Запад напал на нее.

Дополнительная статья. Читать.

О российских потерях не говорится ни слова. Вместо этого кремлевский канал новостей ежедневно рассказывает о “героях” России, показывая официальные военные портреты молодых людей с застывшим взглядом и их боевые подвиги: сколько “националистов ликвидировано”, сколько бронетехники уничтожено.

Некоторые россияне противостоят этому натиску пропаганды. Каждый день, оставив детей в детском саду, Елена, журналист газеты, пьет кофе со своими родителями. Там они обсуждают, что происходит на самом деле, разгадывая телевизионные фантазии предыдущего дня. Государственная пропаганда действительно эффективна, говорит Елена, и в нее легко втянуться. Цензура и запреты – это только часть проблемы. В конце концов, заблокированные новостные сайты остаются доступными через VPN, а YouTube, на котором можно услышать много критических голосов, пока еще доступен. Но большинство тех, кто ищет эту информацию, уже выступают против войны.

Пропаганда и репрессии взаимосвязаны. Любая правдивая информация о войне называется “фальшивыми новостями”, а ее распространение, не только журналистами, но и частными лицами, карается тюремным заключением сроком до 15 лет.

Маникюр в сине-желтых тонах украинского флага может привести к аресту. Этот страх затрагивает глубокий исторический нерв. В марте ОВД-Инфо, медиа-группа, которая отслеживает нарушения прав человека, составила список обвинений в “фейковых новостях”, основанных на доносах – термине, знакомом со сталинской эпохи.

Страх быть осужденным по доносу проникает даже в близкие круги друзей, говорит Дмитрий, предприниматель в возрасте 30 лет. Друзья наблюдают друг за другом за обеденным столом, пытаясь угадать, где находится лояльность. Дома Дмитрий говорит тише, чтобы ведущий государственного телевидения в квартире наверху не услышал о его планах покинуть Россию. Даже в государственных СМИ люди сомневаются. Это не наша война, – говорит другой журналист, работающий на государственном телеканале. Но все думают об этом с утра до вечера: “Война забрала наши жизни”.

По некоторым оценкам, с начала войны страну покинули 200 000 россиян. Но гораздо большее число россиян остаются, несмотря на свое несогласие с ней. Они хотят видеть Россию не такой, какой ее представляет Кремль, и пытаются найти способы выжить.

Андрей Курилкин, издатель, который также руководит частным культурным центром в Москве, прибегает к организации концертов классической музыки, программы которых тонко намекают на мировоззрение, отличное от кремлевского. На недавнем фортепианном концерте были представлены произведения Валентина Сильвестрова, современного украинского композитора. Концерт был сорван полицией, которая заявила, что была угроза взрыва.

На фоне зверств в Украине такие скромные акты индивидуального неповиновения могут показаться незначительными. Но российское государство требует подчинения, и любое отклонение – это удар по нему.

П Р И С О Е Д И Н Я Й С Я 

РАССКАЖИ ВСЕМ !

СМИ ЕВРОПЫ
The Guardian: Как должен работать план Маршалла для Украины?

Автор материала в издании The Guardian Барри Эйхенгрин (Barry Eichengreen) анализирует историю плана Маршалла в 1948 году и его применимость к реалиям Украины. Невозможно подсчитать, во сколько обойдется восстановление Украины. Рассуждения о плане Маршалла для Украины сегодня являются популярным видом спорта. Игра начинается с называния стоимости восстановления Украины после разрушительного …

СМИ ЕВРОПЫ
Foreign Affairs: Представляя послевоенную Украину.

Автор материала в издании Foreign Affairs Анна Рид (Anna Reid) пытается анализировать возможные варианты развития Украины после победы над оккупантами. Спустя десять недель после вторжения России в Украину трудно понять, как и когда закончится война. В конце марта российская армия отступила из окрестностей Киева, но она все еще бьет по …

СМИ ЕВРОПЫ
The Economist: Экономике Украины будет трудно выдержать длительную войну.

Авторы материала в издании The Economist пишут о том, что приостановка всего морского экспорта является критической для Украины. Для человека, пытающегося управлять экономикой в разгар вторжения, Сергей Марченко, как ни странно, настроен оптимистично. Россияне, возможно, оккупировали или блокировали главные порты его страны и заставили закрыться большинство предприятий, но министр финансов …