The Economist: Как Владимир Путин готовится править вечно.

СМИ США

(16-01-2020) На чем играет Владимир Путин? 15 января президент России застал врасплох кремлевских наблюдателей. В своей речи о положении дел он объявил о радикальном пересмотре Конституции России и референдуме по предложенным (пока неясным) ее новым условиям. За этой неожиданной новостью сразу же последовала еще одна. Премьер-министр Дмитрий Медведев вместе со всем кабинетом министров ушел в отставку. По мере того, как “Economist” выходил в печать, причины изгнания и замены Медведева неизвестным технократом оставались загадкой, окутанной загадкой.

Чтобы понять, что может происходить, начните с простого факта. За последние 20 лет путинский режим убил слишком много людей и присвоил слишком много миллиардов, чтобы сделать правдоподобным то, что он когда-либо добровольно откажется от эффективной власти.

В соответствии с действующей Конституцией он не может баллотироваться на пост президента по истечении срока своих полномочий в 2024 году, поскольку никому не разрешается занимать пост президента более двух сроков подряд. Таким образом, каждый, кто занимал эту должность – всегда предполагал, что так или иначе он будет играть по правилам, чтобы остаться на вершине.

У Путина уже есть формула по этому поводу. Его первые два срока в качестве президента проходили с 2000 по 2008 год.

В первый раз он стал премьер-министром на четыре года, в течение которых Дмитрий Медведев был несколько кастрированным президентом.

В 2012 году Путин вернулся на пост президента, а в 2018 году был переизбран на второй срок. Единственной загадкой всегда было то, на какую работу он перейдет в 2024 году.

Очевидно, что один из вариантов – возвращение Путина на пост премьер-министра. Аргументом в пользу этого является его заявление о том, что новые договоренности, к которым он стремится, сделают эту должность более важной, с полными полномочиями назначать кабинет министров (при условии подтверждения парламентом, которые контролирует лояльная Путину партия “Единая Россия”), вместо того, чтобы позволять президенту назначать их. Другой, и более вероятный вариант заключается в том, что Путин будет стремиться сохранить свою власть, продолжая возглавлять неясный пока, но мощный орган под названием Госсовет, который, по словам Путина, должен получить больше полномочий.

В реальности детали не имеют большого значения.

Россия – это диктатура, маскирующаяся под демократию. Успехи Путина на выборах во многом обусловлены годами экономического роста, который прекратился из-за коррупции, некомпетентности, падением цен на нефть и западными санкциями после аннексии Крыма в 2014 году.

Но, пожалуй, еще больше он обязан государственному контролю над телевидением, запрету популярных оппозиционных кандидатов, кооптированию прирученных оппозиционных партий, а также арестам и запугиванию менее прирученным.

Убийства политических оппонентов не способствуют реальной конкуренции за власть.

Является ли Путин президентом, премьер-министром, главой Госсовета или почетным председателем Национальной ассоциации (должность, на которой Дэн Сяопин правил Китаем в течение многих лет после ухода со своих более престижных постов), имеет гораздо меньше отличий, чем это было бы в условиях реальной демократии.

Никто не знает, какой будет окончательная форма новой Конституции. Путин, как и многие деспоты до него, может решить, что новая Конституция означает отмену существующих ограничений по срокам полномочий. Или, как это сделал Си Цзиньпин в Китае в 2018 году – он может просто вообще отказаться от ограничения сроков полномочий, хотя говорит, что не хочет этого делать. Си даже не потрудился провести референдум, подтолкнув к переменам, которые позволят ему бесконечно править через Всекитайский народный конгресс, набрав 2 959 голосов из 2 964. Другая модель предложена Казахстаном, где Нурсултан Назарбаев, ставший первым президентом своей независимой страны в 1990 году, ушел в отставку только в прошлом году, чтобы остаться лидером правящей партии и обладателем титула “Лидер нации”.

Америка когда то выступала против такого переписывания правил. При Дональде Трампе это не так; американский президент скрывает свое восхищение сильными мира сего. Евросоюз, скорее всего, не будет делать больше, чем бормотать, когда Путин приклеит себя к трону. Он (Евросоюз) напуган растущим Китаем и зависит от России в поставках газа. Мировые державы с интересом будут наблюдать за событиями в Москве, чтобы посмотреть, сможет ли Путин дать им полезные советы по продлению собственного правления.

Для демократов во всем мире единственным утешением является то, что даже правители на всю жизнь не живут вечно.

Оригинал материала здесь.

МЫ В TELEGRAM           МЫ В FACEBOOK

 

СМИ США
The New York Times: Перестройка армии РФ провалилась.

Автор статьи в издании The New York Times Нил Макфаркухар (Neil MacFarquhar) анализирует состояние вооруженных сил России. На основании опыта Украины он приходит к выводу, что все попытки ее реформировать в значительной степени провалились. Не монстр, но и не кролик. Армейские машины настолько обветшали, что ремонтные бригады размещались примерно через …

СМИ США
The New York Times: Растущие военные неудачи пробивают пузырь пропаганды Кремля.

Авторы статьи в издании The New York Times Антон Трояновский (Anton Troianovski) и Марк Сантора (Marc Santora) пишут о том, что усилия официальной кремлевской пропаганды по замалчиванию военных неудач в войне с Украиной прорывают абсолютный контроль диктаторского режима Путина на средствами массовой информации. Поражение российского батальона, пытавшийся переправиться через реку …

СМИ США
Time: Украина демонстрирует силу свободного народа.

Автор материала в издании Time Фредерик Каган (Frederick Kagan) пишет о том, что российское вторжение в Украину – это противостояние диктатуры против свободного народа. Свободный народ побеждает в немалой степени потому, что он свободен. И Украина, и Россия вышли из разрушенного Советского Союза с бременем поколений угнетения. Обе страны боролись …