The Economist: Экономике Украины будет трудно выдержать длительную войну.

СМИ ЕВРОПЫ

Авторы материала в издании The Economist пишут о том, что приостановка всего морского экспорта является критической для Украины.

Для человека, пытающегося управлять экономикой в разгар вторжения, Сергей Марченко, как ни странно, настроен оптимистично.

Россияне, возможно, оккупировали или блокировали главные порты его страны и заставили закрыться большинство предприятий, но министр финансов Украины излучает спокойствие.

Сергей Марченко, министр финансов Украины.

“Ситуация очень сложная, я не собираюсь преуменьшать ее”, – говорит он за чашкой кофе кафе рядом со своим министерством. “Но мы справимся с ней”. Когда сирена воздушной тревоги прерывает интервью, он просто ее игнорирует.

Причин для того, чтобы не паниковать, довольно много.

Украина вступила в войну в хорошей форме: экономика росла в годовом исчислении почти на 7% в квартал, население не сильно пострадало от ковида-19, хорошие международные цены на экспортируемые зерно, железо и сталь, хорошо контролируемая банковская сфера и дефицит государственного бюджета менее 3% ВВП в прошлом году.

Накануне войны долг страны составлял чуть менее 50% ВВП – цифра, о которой большинство министров финансов могут только мечтать.

Впечатляющая система налогов и пособий означает, что доходы все еще бесперебойно поступают от тех частей экономики, которые все еще функционируют, несмотря на вторжение России.

Пенсии и государственные зарплаты все еще выплачиваются, даже в районах, которые сейчас находятся под российской оккупацией, благодаря тому любопытному факту, что интернет и мобильная связь 3G в Украине почти везде не затронуты кровавой бойней, которую развязала Россия.

Большинство предприятий пока еще платят своим сотрудникам, даже если они не могут работать в обычном режиме. По словам министра, налоги на заработную плату, что удивительно, снизились всего на 1%.

Но это нелегко. По прогнозам Всемирного банка, в 2022 году ВВП Украины сократится примерно на 45%. (“Наша оценка – 44%”, – улыбается Марченко.) И обе оценки, конечно, очень неопределенны.

Таможенные доходы, составляющие значительную часть налоговых поступлений правительства, упали примерно на четверть от довоенного уровня по причине снижения импорта и отмене некоторых пошлин.

Зарплаты военным – еще одно большое бремя, даже если оружие и боеприпасы предоставляются бесплатно западными партнерами. Малый и средний бизнес сейчас платит налоги на добровольной основе, хотя Марченко говорит, что он впечатлен тем, как патриотично они реагируют на это.

По его словам, все это приводит к тому, что дефицит финансирования составляет около 5 млрд. долларов ежемесячно. Это примерно 5% от истощенного ВВП Украины за каждый месяц, пока идет война.

Как восполнить этот дефицит? Отчасти, говорит Марченко, за счет того, что центральный банк будет печатать больше денег. Частично также за счет выпуска военных облигаций, по которым правительство в настоящее время выплачивает около 11% процентов, что меньше уровня инфляции.

Но основной источник должен быть иностранным. И именно на это, по словам министра финансов, он тратит большую часть своего дня, лоббируя помощь иностранных правительств. Наибольшие надежды он возлагает на Америку.

28 апреля президент Джо Байден заявил, что просит Конгресс санкционировать выделение Украине еще $33 млрд. новых средств, поскольку предыдущий кредит почти исчерпан. Из них $20 млрд. будет потрачено на поставку Украине и другим приграничным странам большего количества оружия. Только около $8,5 млрд. предназначено для экономической помощи, а остаток – для гуманитарной. “Это хорошие новости, но как будет выглядеть американский пакет и когда он поступит? Мы не знаем”, – говорит министр.

МВФ также оказал помощь. Он призвал Америку и другие страны взять на себя часть выделенных Украине специальных прав заимствования в фонде, фактически направляя твердую валюту правительству в Киеве. Но конечным результатом всех этих призывов стало то, что во втором квартале этого года Украина получила гранты на общую сумму около $4,5 млрд. при бюджетном дефиците в $15 млрд.

Это невозможно, признает Марченко, который опасается, что если война продлится дольше, чем “три-четыре месяца”, потребуются болезненные меры, включающие огромное повышение налогов и значительное сокращение расходов. Реальный страх заключается в том, что в экономике, которая в последние годы стала довольно рыночной и свободной, может начаться волна национализаций, которая сведет на нет годы с таким трудом достигнутого прогресса.

Еще более насущная проблема уже буквально прорастает. По всей стране завершен сезон посева пшеницы, ячменя, подсолнечника (на масло) и других зерновых и основных культур.

Удивительно, но примерно 80% обычного урожая посажено отважными фермерами почти в бронежилетах. Но что с ним делать? Уборка урожая не должна стать большой проблемой, поскольку фронты отброшены назад, и Россия вряд ли добьется новых успехов. Самое сложное – вывезти его.

Присутствие российского флота в Черном море, а также оборонительное размещение мин военно-морскими силами Украины означает, что Одесса, главный порт Украины, полностью закрыт.

Карта блокирования морских портов Украины.

То же самое касается второго и третьего портов, расположенных неподалеку. Бердянск и Мариуполь, четвертый и пятый, теперь находятся под контролем России. Невозможно также хранить много зерна; зерновые хранилища страны в основном заполнены недавно собранным озимым урожаем, который обычно в это время уже отправлялся за границу.

Мустафа Найем, бывший журналист и участник протестов, ставший заместителем министра инфраструктуры Украины, должен решить эту проблему.

Если зерно не удастся вывезти по морю, его придется перевозить по автомобильным и железным дорогам, через Польшу, Румынию и Венгрию, в безопасные порты на Черном море или Дунае. Но проблем много, говорит он. Дороги не могут справиться с таким большим объемом перевозок; альтернативные порты имеют ограниченные свободные мощности.

Хуже всего то, что таможенные процедуры на границе Украины с ЕС проходят медленно. Таможенные и фитосанитарные проверки уже вызывают 10-километровые заторы.

Очереди на таможенных постах стали длиннее.

По европейским правилам, поскольку Украина не является членом клуба, только ограниченное количество украинских грузовиков может въезжать в ЕС.

Бюрократия мешает работе и если ее не победить, то Украина, Европа и весь мир столкнутся с острой нехваткой продовольствия после сбора урожая в сентябре.

“Нам нужно, чтобы каждая страна в Европе разрешила свободный доступ  нашим грузовикам”, – говорит министр. “Они, похоже, не понимают, какое огромное количество пшеницы должно поступить к ним”.

П Р И С О Е Д И Н Я Й С Я 

РАССКАЖИ ВСЕМ !

 

СМИ ЕВРОПЫ
The Guardian: Как должен работать план Маршалла для Украины?

Автор материала в издании The Guardian Барри Эйхенгрин (Barry Eichengreen) анализирует историю плана Маршалла в 1948 году и его применимость к реалиям Украины. Невозможно подсчитать, во сколько обойдется восстановление Украины. Рассуждения о плане Маршалла для Украины сегодня являются популярным видом спорта. Игра начинается с называния стоимости восстановления Украины после разрушительного …

СМИ ЕВРОПЫ
Foreign Affairs: Представляя послевоенную Украину.

Автор материала в издании Foreign Affairs Анна Рид (Anna Reid) пытается анализировать возможные варианты развития Украины после победы над оккупантами. Спустя десять недель после вторжения России в Украину трудно понять, как и когда закончится война. В конце марта российская армия отступила из окрестностей Киева, но она все еще бьет по …

СМИ ЕВРОПЫ
Financial Times: Путин готовится к “затяжному конфликту”.

Автор материала в издании Financial Times Фелиция Шварц (Felicia Schwartz) сообщает о выступлении Директор национальной разведки США (DNI) Аврил Хейнс (Avril Haines), которая сказала, что у президента России все еще есть амбиции “за пределами Донбасса”. США считают, что президент России Владимир Путин не изменил своих целей в Украине, и что …