Foreign Policy: Заблуждения Запада в отношении Путина.

СМИ США

Статья в издании Foreign Policy анализирует войну на Западе и в России и их взаимные заблуждения. Одна из причин, по которой так трудно понять намерения России и то, что поставлено на карту в украинской войне, заключается в значительном расхождении между тем, как видят события внешние наблюдатели, и тем, как на них смотрят из Кремля.

То, что кажется очевидным для одних, например, неспособность России добиться военной победы, совершенно иначе воспринимается в Москве.

Дело в том, что большинство сегодняшних дискуссий о том, как помочь Украине победить на поле боя, принудить Киев к уступкам или позволить президенту России Владимиру Путину сохранить лицо, имеют мало общего с реальностью.

Здесь я развенчаю пять распространенных предположений о том, как Путин видит эту войну. Запад должен взглянуть на ситуацию по-другому, если он хочет быть более эффективным в своем подходе и снизить риски эскалации.

Предположение 1: Путин знает, что он проигрывает.

Это исходит из ошибочного представления о том, что главная цель России – захватить контроль над значительной частью Украины, и поэтому, когда российские военные плохо действуют, не продвигаются вперед или даже отступают, это означает поражение.

Однако главными целями Путина в этой войне никогда не было приобретение кусков территории; скорее, он хочет уничтожить Украину в рамках проекта, который он называет “антироссийским”, и помешать Западу использовать украинскую территорию в качестве плацдарма для антироссийской геополитической деятельности.

В результате Россия не видит своего поражения. Украина не вступит в НАТО и не сможет мирно существовать без учета российских требований о русификации (или “денацификации” в российской пропаганде) и “де-натофикации” (известной как “демилитаризация” в российской пропаганде), что означает прекращение любого военного сотрудничества с НАТО.

Для достижения этих целей России необходимо сохранить свое военное присутствие на территории Украины и продолжать нападать на украинскую инфраструктуру. Нет необходимости в крупных территориальных захватах или взятии Киева, столицы Украины (даже если он мечтал об этом в самом начале). Даже аннексия Луганской и Донецкой областей, которую Москва считает лишь вопросом времени, является вспомогательной, локальной целью, чтобы заставить Украину заплатить за неправильный, прозападный геополитический выбор последних двух десятилетий.

В глазах Путина он не проигрывает эту войну. На самом деле, он, скорее всего, считает себя победителем, и он с удовольствием подождет, пока Украина не признает, что Россия здесь навсегда.

Предположение 2: Запад должен найти способ помочь Путину сохранить лицо, тем самым снизив риск дальнейшей, возможно ядерной, эскалации.

Представьте себе ситуацию, когда Украина принимает большинство требований России: Она признает Крым российским, а Донбасс – независимым, обязуется сократить армию и обещает никогда не вступать в НАТО. Закончится ли на этом конфликт? Даже если многим кажется, что ответ очевиден – “да”, они ошибаются.

Россия может быть втянута в битву с Украиной, но геополитически она рассматривает себя как ведущую войну против Запада на украинской территории. В Кремле Украина рассматривается как антироссийское оружие в руках Запада, и ее уничтожение не приведет автоматически к победе России в этой антизападной геополитической игре.

Для Путина эта война идет не между Россией и Украиной. Действующая власть Украины для Путина это не независимая власть, а инструмент Запада, который необходимо нейтрализовать.

Поэтому, на какие бы уступки ни пошла Украина (независимо от того, насколько политически реалистичными они могут быть), Путин будет продолжать эскалацию войны до тех пор, пока Запад не изменит свой подход к так называемой «российской проблеме» и не признает, что, по мнению Путина, корни российской агрессии – это результат того, что Вашингтон игнорировал российские геополитические проблемы в течение 30 лет.

Это было настоящей целью Путина в течение долгого времени, и она остается неизменной. Нереалистичные российские требования, отвергнутые Киевом, – это способ для Кремля повысить ставки в конфронтации между Россией и Западом, проверяя способность Запада оставаться единым и последовательным.

Сегодня Запад смотрит на проблему в неверном свете: стремясь остановить войну России, он фокусируется на искусственных предлогах Москвы для вторжения в Украину и упускает из виду одержимость Путина так называемой западной угрозой, а также его готовность использовать эскалацию для принуждения Запада к диалогу на российских условиях. Украина – всего лишь заложник.

Предположение 3: Путин проигрывает не только в военном, но и во внутреннем плане, а политическая ситуация в России такова, что Путин вскоре может столкнуться с переворотом.

На самом деле все обстоит с точностью до наоборот, по крайней мере, на данный момент. Российская элита настолько обеспокоена тем, как обеспечить политическую стабильность и избежать протестов, что консолидировалась вокруг Путина как единственного лидера, способного укрепить политическую систему и предотвратить беспорядки.

Элита политически бессильна, напугана и уязвима – включая тех, кого западные СМИ изображают как “ястребов” и “поджигателей войны”.

Выступать против Путина сегодня равносильно самоубийству, если только Путин не начнет терять способность управлять страной (физически или умственно).

Несмотря на новые расколы и трещины в рядах и недовольство политикой Путина, режим стоит твердо. Главная угроза для Путина – это сам Путин. Хотя время может быть против него, пробуждение элиты – это процесс, который займет гораздо больше времени, чем многие ожидают. Он будет зависеть от того, насколько Путин будет присутствовать в повседневном управлении страной.

Предположение 4: Путин боится антивоенных протестов.

Правда в том, что Путин больше боится протестов в поддержку войны и вынужден учитывать желание многих россиян увидеть уничтожение тех, кого они называют «украинскими нацистами».

Общественные настроения могут подтолкнуть к эскалации, побуждая Путина быть более решительным, даже если это результат пропаганды самого Кремля.

Это чрезвычайно важно: Путин пробудил темный национализм, от которого он все больше и больше зависит. Что бы ни случилось с Путиным, миру придется иметь дело с этой публичной агрессией и антизападными, антилиберальными убеждениями, которые делают Россию проблематичной для Запада.

Предположение 5: Путин глубоко разочаровался в своем окружении и дал добро на уголовное преследование высокопоставленных чиновников.

Этот вопрос активно обсуждается на Западе. Он возник в связи с арестом бывшего заместителя главы администрации Путина Владислава Суркова, задержанием Сергея Беседы, высокопоставленного сотрудника службы безопасности, ответственного за Украину, и чисток в ближайшем окружении Путина.

Ко всем этим слухам следует относиться крайне скептически. Во-первых, ни один из них не был подтвержден. Напротив, высокопоставленные источники утверждают, что ни Беседа, ни Сурков не были арестованы. Во-вторых, Путин, вероятно, расстроен и разочарован своими сотрудниками, но это не в его стиле – чистить свое окружение, если только не были совершены серьезные преступления. Для Путина важны только намерения, и если российские секретные службы просчитались или даже дезинформировали его без злого умысла, то никакого преследования не будет.

Наконец, военная кампания в Украине с самого начала тщательно контролировалась Путиным, и у подчиненных было очень мало возможностей для проявления инициативы.

Все это означает, что дилемма Запада – удвоить поддержку Украины, потому что Путин проигрывает, или умиротворить Путина, потому что он в отчаянии и опасности – в корне ошибочна.

Возможны только два варианта развития событий. Либо Запад изменит свой подход к России и начнет серьезно относиться к российским проблемам, которые привели к этой войне, либо режим Путина рухнет, и Россия пересмотрит свои геополитические амбиции.

На данный момент и Россия, и Запад, похоже, считают, что их соперники обречены и что время на их стороне. Путин мечтает о том, чтобы Запад страдал от политических потрясений, а Запад мечтает о том, чтобы Путин был смещен, свергнут или умер от одной из многочисленных болезней, которыми он, по слухам, регулярно страдает. Никто не прав.

В конце концов, сделка между Россией и Украиной возможна только как продолжение соглашения между Россией и Западом или как результат краха путинского режима.

И это дает вам представление о том, как долго может длиться война: в лучшем случае годы.

П Р И С О Е Д И Н Я Й С Я 

РАССКАЖИ ВСЕМ !

СМИ США
The New York Times: Экономические издержки войны давят на западных лидеров.

В своей статье в издании The New York Times Дэн Билефски (Dan Bilefsky) и Стивен Эрлангер (Steven Erlanger) подводят итоги саммита НАТО и его результаты в части поддержки Украины. Они отмечают ряд проблем, с которыми предстоит иметь дело лидерам стран-членов Альянса. Западные лидеры покинули встречу с новыми обязательствами по объединению …

СМИ США
The Washington Post: Как хваленые кибервозможности России оказались неэффективными в Украине.

Автор статьи в издании The Washington Post Дэвид Игнатиус (David Ignatius) пишет о том, что скрытое от посторонних глаз партнерство крупнейших технологических компаний мира, разведывательных служб США и НАТО, а также проворной армии хакеров Украины преподнесло один из сюрпризов войны с Россией, в значительной степени сорвав дерзкие хакерские операции Кремля …

СМИ США
Time: Лидеры Франции, Германии и Италии посетили Киев в знак коллективной европейской поддержки.

Журнал Time сообщает, что Лидеры Франции, Германии, Италии и Румынии прибыли в Киев в четверг в знак коллективной европейской поддержки Украины, пытающейся противостоять российскому вторжению, что стало самым громким визитом в столицу Украины с момента вторжения России. Офис президента Франции сообщил, что президент Эммануэль Макрон, канцлер Германии Олаф Шольц и …