Foreign Policy: Сдержать Россию или признать поражение.

СМИ США

Автор статьи Натия Сескурия (Natia Seskuria), ассоциированный научный сотрудник Королевского института объединенных служб (Royal United Services Institute) утверждает, что Путин не остановился только на Украине. На повестке дня у него дальнейшая дестабилизация Грузии. Автор считает, что Запад должен выбрать между тем, чтобы сдержать Россию или признать поражение вместе с долгосрочными последствиями для демократии в Восточной Европе и за ее пределами, которые за этим последуют.

После чрезвычайных репрессий против оппозиционных политиков и предсказуемой победы партии президента России Путина “Единая Россия” на выборах в Государственную Думу в 2021 году Кремль вновь испытывает терпение западных лидеров.

От чрезвычайной мобилизации сил вдоль границы Украины, до использования оружия в потоках мигрантов через Беларусь и усиления российского влияния на Кавказе – Россия продемонстрировала, что она придерживается агрессивной позиции.

На этот раз путинский режим намерен использовать существующие слабости, одновременно разжигая и создавая кризисы на нескольких фронтах.

Хотя многие наблюдатели склонны считать Россию угасающей державой, Кремль доказывает, что он может создавать затяжные проблемы не только в таких местах, как Грузия и Украина, но и на границах Европейского Союза.

Несмотря на то, что Кремль все больше полагается на гибридные инструменты, направленные на подрыв основанного на правилах порядка, европейские страны разделились на два лагеря – те, кто по-прежнему выступает за политику умиротворения, например, Германия, и другие, например, страны Балтии, требующие более жесткого ответа на российские угрозы. В данном случае время – лучший союзник Путина.

Кремлевская тактика опирается на существующие уязвимости, чтобы добиться стратегических успехов и бросить вызов сплоченности Запада.

Противоречивые мнения союзников по НАТО относительно предоставления Украине некоторых гарантий безопасности, таких как “дорожная карта” по вступлению в альянс, дают Москве время для мобилизации своих сил и проверки почвы для дальнейших военных провокаций.

Отсутствие жесткого ответа Запада – это победа российской пропаганды, направленной на создание разрозненности среди стран ЕС и привлечение внимания к снижению глобального влияния США после хаотичного вывода войск из Афганистана.

Нынешняя ситуация показывает, что Запад не смог извлечь уроки из войны в Грузии в августе 2008 года.

Отсутствие реакции на российское наступление, в результате которого было оккупировано 20 процентов грузинской территории, еще больше ободрило Кремль, чтобы продолжить агрессию против Украины и аннексировать Крым шесть лет спустя.

Такая политика умиротворения воспринимается в Москве как высшая демонстрация слабости и способствует тому, что Кремль получает свободу действий в проведении своей ревизионистской политики.

Недавно Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг предупредил Москву, что она заплатит высокую цену в случае применения силы против Украины.

По словам советника по национальной безопасности США Джейка Салливана, во время видеозвонка президента США Джо Байдена с Путиным во вторник Байден дал понять, что Вашингтон готов сделать сегодня то, чего не делал в 2014 году во время аннексии Крыма Россией.

Однако, когда речь идет о сдерживании России, слова не имеют большого значения, если за ними не следуют действия.

Соединенные Штаты и их европейские союзники имеют реальные рычаги влияния в плане введения санкций против газопровода “Северный поток – 2” или, в худшем случае, исключения России из платежной системы SWIFT.

Отсутствие жесткого ответа со стороны Запада – это победа российской пропаганды, направленной на создание разрозненности среди стран ЕС и привлечение внимания к снижению влияния США.

Пока Запад откладывает установление конкретных “красных линий” и заставляет Кремль платить высокую цену за свою агрессию, Путин в своей последней речи установил свои собственные “красные линии”. Он заявил, что Россия будет вынуждена действовать, если страны НАТО разместят ракеты в Украине, поскольку такое оружие способно достичь Москвы всего за несколько минут.

В качестве прелюдии к своим действиям, ранее этим летом, в своем эссе под названием “Об историческом единстве русских и украинцев”, Путин достаточно ясно выразил свои намерения поглотить Украину, манипулируя историческими фактами и утверждая, что украинцы и русские – “один народ”, а “истинный суверенитет” Украины может быть достигнут только в партнерстве с Россией. Эссе также намекает на перспективу аннексии новых украинских территорий, служа предупреждением на будущее.

Тем временем действия Кремля привели к реальным последствиям. На основании разведданных, которыми поделились Соединенные Штаты, у России есть возможный план вторжения в Украину. По данным украинских официальных лиц, около 115 000 российских войск и бронетехника развернуты вблизи границы Украины. В отличие от объяснения масштабных передвижений войск вблизи украинской границы в апреле, Москва не оправдывает недавнее наращивание военного присутствия как часть военных учений.

Хотя последнее наращивание войск, возможно, не является сигналом к неизбежному вторжению, на этот раз Россия посылает четкий сигнал о том, что военный вариант также находится на столе переговоров.

Спустя шесть лет после подписания мирного плана Минск II, призванного остановить боевые действия в украинском регионе Донбасс, становится ясно, что Минский протокол зашел в тупик.

Кремль, возможно, надеется заставить правительство Украины полностью выполнить российскую интерпретацию условий Минских соглашений 2015 года, что повлечет за собой предоставление особого статуса и большей автономии региону Донбасса и права вето на внешнюю политику Украины.

Однако, учитывая неспособность Путина принять Украину как суверенное государство, вряд ли можно представить, что Минские соглашения могут привести к политическому урегулированию, поскольку Россия не желает довольствоваться статусом кво.

Россия утверждает, что Украина перебросила на Донбасс 125 000 военнослужащих, подразумевая, что это свидетельствует о намерении Киева осуществить военное нападение в регионе.

Министр иностранных дел Украины Дмитро Кулеба немедленно осудил эти заявления как дезинформацию. На самом деле, это хорошо известный кремлевский сценарий и он поразительно похож на эскалацию конфликта в Грузии в 2008 году, когда Кремль оправдывал свою военную агрессию тем, что ему нужно было защитить гражданское население от якобы имевшего место грузинского наступления.

Недавно Путин зашел так далеко, что потребовал от НАТО юридических гарантий того, что она не будет расширяться дальше или размещать свое оружие вблизи России, подразумевая, что Украине ни в коем случае нельзя позволить вступить в альянс.

Подобные ультиматумы оставляют Западу ограниченный выбор – потерять доверие в глазах своих союзников или предпринять более смелые действия для сдерживания российской агрессии.

Вряд ли можно назвать совпадением тот факт, что наращивание военного присутствия России на границе с Украиной совпало с кризисом мигрантов на границе ЕС с Беларусью.

Разгневанный реакцией Запада на фальсификацию выборов и отказ признать его законным главой государства, белорусский президент Александр Лукашенко угрожает прекратить транзит газа в Европу и играет жизнями беженцев, выталкивая их к польской и литовской границам, вызывая еще большую нестабильность в ЕС.

Стратегия, о которой говорил Лукашенко, кажется идентичной маневру, который Кремль использовал в 2016 году, когда Россия пыталась использовать миграцию в своих целях, выталкивая мигрантов из России в Финляндию и Норвегию. Хотя тогда попытки России были менее успешными, Лукашенко, похоже, извлек несколько важных уроков из российского сценария.

Кремль не может позволить Беларуси пойти по пути, который прошли Грузия и Украина в начале 2000-х годов.

Несмотря на неровные отношения между Лукашенко и Путиным, Кремль не может позволить Беларуси пойти по пути, который прошли Грузия и Украина в начале 2000-х годов.

Кризис мигрантов – это месть Лукашенко Западу, которую Россия использует в свою пользу – как для того, чтобы переключить внимание с Украины, так и для того, чтобы ослабить ЕС, оставаясь ниже порога статьи 5 НАТО, согласно которой вооруженное нападение на одного члена НАТО рассматривается как нападение на всех членов.

Проведя два сверхзвуковых дальних российских бомбардировщика над воздушным пространством Беларуси, Путин еще раз продемонстрировал, что Беларусь полностью входит в сферу его влияния. И хотя жесткая политика польского правительства в ответ на кризис в итоге привела к снижению потока мигрантов из Беларуси, Польша по-прежнему сталкивается с провокациями на местах.

Несмотря на плотный график Кремля, Южный Кавказ по-прежнему остается на повестке дня. Поскольку Грузия остается единственным надежным союзником Запада в этом регионе, цель России – не допустить влияния Запада в регионе.

Кремль создал кризис в Украине и использовал безрассудные решения Лукашенко в своих интересах; что касается Грузии, то продолжающаяся внутриполитическая нестабильность и поляризация страны дает Путину свободу действий для усиления влияния России.

Кроме того, после второй войны в Нагорном Карабахе в 2020 году Москва значительно усилила свою военную позицию в регионе, и теперь российские войска присутствуют на территории всех трех государств Южного Кавказа.

После заключения соглашения о прекращении огня между Арменией и Азербайджаном Россия продвигает идею создания платформы сотрудничества 3+3. Эта противоречивая идея предусматривает объединение Грузии, Армении и Азербайджана с Турцией, Россией и Ираном в единую структуру, направленную на углубление сотрудничества и обеспечение региональной стабильности посредством совместных экономических, транспортных и инфраструктурных проектов. Под предлогом развития экономического сотрудничества Россия стремится утвердиться в качестве доминирующей державы и, следовательно, изолировать Грузию от Запада.

Формат позволит Москве потенциально узаконить так называемую независимость оккупированных территорий Грузии – Абхазии и Южной Осетии, которые были оккупированы и признаны Россией в качестве независимых после августовской войны 2008 года – путем продвижения их участия в формате в качестве “независимых” образований.

Кроме того, нынешняя политическая нестабильность в Грузии создает для Кремля благодатную почву для дальнейшей поляризации грузинского общества и представления страны Западу как несостоявшегося государства.

Текущая политическая напряженность недавно еще более обострилась в связи с возвращением в страну бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили, который был заочно признан виновным по двум делам и по возвращении был заключен в тюрьму.

Неспособность правительства и оппозиции найти консенсус, в сочетании с бесконечными уличными протестами, усилила напряженность в грузинском обществе. В то же время местные пророссийские силы открыто пропагандируют насилие, язык ненависти и более тесные связи с Россией, представляя собой хороший обзор многомерного подхода Кремля в его стремлении отвратить Тбилиси от Запада.

Используя военную силу и другие инструменты, Кремль стремится показать, что некогда многообещающие молодые демократии – Грузия и Украина – все больше превращаются в несостоявшиеся государства, не подходящие для вступления в НАТО.

Запад просто потерял слишком много времени, пытаясь учесть интересы России, а “Северный поток-2” стал последним провалом в программе умиротворения.

Неспособность учесть уроки Украины и Грузии приводит к тому, что границы ЕС находятся под прямой угрозой со стороны России.

Теперь Запад должен выбрать между тем, чтобы сдержать Россию или тем, чтобы признать поражение с вытекающими долгосрочными последствиями для демократии в Восточной Европе.

СМИ США
The New Yorker: Путин, Украина и сохранение власти.

Автор статьи Дэвид Ремник (David Remnick) – редактор журнала The New Yorker с 1998 года считает, что президент России опять готов к вторжению в Украину. Его оружие – военная техника, кибератаки и пропаганда. По мнению  автора – Владимир Путин представляет себя своим гражданам и всему миру как знаменосца современного контрпросвещения …

СМИ США
The Washington Post: Великобритания обвиняет Россию в интриге с целью установить прокремлевское правительство в Украине.

Авторы статьи Пол Сонн (Paul Sonne), Джон Хадсон (John Hudson) и Шейн Харрис (Shane Harris) ссобщают о том, что правительство Великобритании в субботу обвинило Россию в организации заговора с целью установления промосковского правительства в Украине. Это произошло на фоне наращивания Кремлем своих войск и материальных средств вблизи украинской границы. Западные …

СМИ США
The Economist: Импульс войны с Украиной нарастает.

Владимир Путин готовит катастрофу для Украины и для самого себя. Первая мировая война стала неизбежной, как только в Берлине были изданы мобилизационные приказы, утверждает британский историк А.Дж.П. Тейлор (A.J.P. Taylor). Железнодорожное расписания начала XX века, от которого зависело движение войск, делало любые изменения практически невозможными. Современные армии не испытывают таких ограничений. Но …