Foreign Affairs: Демократический саммит — это не то, что доктор прописал.

СМИ США

15-12-2020. Избранный президент Джо Байден объявил, что в первый же год своего пребывания на этом посту намерен провести «саммит за демократию». То, что он особо подчеркивает значение демократических союзников и партнеров США — это позитивное отличие от отношений президента Дональда Трампа с автократами. На первый взгляд программа саммита — «укрепление наших демократических институтов, честное противодействие вызовам со стороны стран, которые отступают от демократии, и выработка общей повестки дня преодоления угроз, стоящих перед нашими общими ценностями», — кажется достаточно простой. Бывший сотрудник Совета национальной безопасности Александр Виндман даже написал в нашем издании:

«Идея проведения демократического саммита не нова, но потребность в нем сегодня как никогда велика».

Но в политике идеология переплетена с интересами, и она может оказаться нецелесообразной, когда минусов будет больше, чем плюсов. Новая администрация может обнаружить, что в наше непростое время саммит является излишней нагрузкой, из-за него Соединенным Штатам придется ломать голову над составлением списка приглашенных, и Вашингтон окажется перед фактом неприятия того, что США имеют право возглавлять встречи глобального масштаба.

Соединенным Штатам было бы лучше сосредоточить свое внимание на небольших группах уже имеющихся демократических союзников и партнеров и восстановить свои собственные инструменты поощрения демократических преобразований и соблюдения прав человека, а также признать, что в отношении демократии наиболее важной задачей для США является восстановление норм и институтов внутри страны.

Только по приглашению

Первой проблемой для США будет определиться с тем, кого приглашать на саммит демократии и на основе каких критериев. Большинство стран-членов Европейского Союза и НАТО вполне вписываются в определение демократии, но не все. Должна ли администрация Байдена пригласить на саммит Венгрию и Польшу, страны, лидеры которых нарушают демократические нормы одну за другой и которые на протяжении нескольких недель блокировали принятие бюджета ЕС в 1,8 триллиона евро и комплекса антикризисных мер в условиях пандемии COVID-19, потому что он включал положение, подтверждающее верховенство закона?

Для такого международного демократического саммита вряд ли подходит и Турция, являющаяся членом НАТО, которую «Фридом Хаус» (Freedom House) прямо относит к числу «несвободных» стран. Но исключение из числа возможных участников саммита стратегически важных стран наподобие Турции может повлечь за собой последствия для двусторонних отношений с союзниками, особо важными для борьбы с растущей агрессией России. Администрация Байдена должна использовать отношения США с такими странами, чтобы оказывать давление на их лидеров, но начинать свою работу с публичного пренебрежения союзниками по договору и недопущения их к участию в важном международном мероприятии вряд ли кажется самым конструктивным решением.

И за пределами Европы Вашингтону придется принять несколько непростых решений.

Возьмем, к примеру, Индию, которую часто представляют как крупнейшую в мире демократию и члена Индо-Тихоокеанской «четверки», состоящей из США, Японии, Австралии и Индии. США привлекли Индию в этот альянс для продвижения общих интересов всех четырех стран в регионе, где доминирует Китай. Япония и Австралия являются убежденными демократиями, но, по оценкам аналитической компании «Экономист интеллидженс юнит» (Economist Intelligence Unit), за последние шесть лет Индия заняла второе место по масштабам подавления гражданских свобод из 167 внесенных в рейтинг стран. В феврале прошлого года были совершены нападения на индийских мусульман, которые были настолько жестокими, что их можно сравнить с погромами евреев в «хрустальную ночь» в нацистской Германии.

Нет недостатка и в других странах-кандидатах, представляющих собой подобные дилеммы. Индонезия после падения ее авторитарного режима в 1998 году добилась некоторого демократического прогресса, но в последние годы в стране сначала началась стагнация, а теперь наблюдается упадок демократии. В Бразилии президент Жаир Болсонару получает удовольствие от того, что его называют «тропическим Трампом», наслаждаясь, по словам двух бразильских ученых, своей войной с демократией. А еще есть Филиппины, страна, стратегически важная для США. Но президент этой страны Родриго Дутерте санкционировал зверское убийство более восьми тысяч человек и нарушил множество других основных демократических норм и процедур, воплотив «мрачное будущее демократии».

Есть множество стран на Ближнем Востоке и в Африке, где ситуация довольно плачевная. Единственной арабской страной, которую «Фридом Хаус» оценивает как «свободную», является Тунис. Будут ли расширены рамки саммита, чтобы включить в число его участников «частично свободные» дружественные страны, такие как Иордания, Кувейт и Марокко? Но все же было бы справедливым не включить в список участников Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты, которые, по всей видимости, будут рассчитывать компенсировать это упущение в других направлениях своих отношений с США. На участие в саммите будет претендовать Южная Африка, а также Ботсвана, Кабо-Верде, Гана, Маврикий и Намибия. Но и здесь выбор этих демократий вместо геополитически более важных стран, таких как Нигерия и Кения, отразится на двусторонних отношениях.

Сторонники саммита, наверное, скажут, что перспектива попасть в число участников саммита станет для лидеров «частично» демократических или недемократических стран стимулом изменить свои устоявшиеся методы и принципы правления. Но американские политики, трезво оценивая ситуацию, не могут рассчитывать на то, что Виктор Орбан, Реджеп Тайип Эрдоган, Нарендра Моди, Болсонару и им подобные будут заинтересованы в «честном противодействии» своему отступлению от демократических принципов в поддержку «общей повестки дня», основанной на «общих ценностях». Если пригласить их, они вернутся домой лидерами стран, которые укрепятся в своем статусе демократий только по названию. А если их не пригласить, они воспользуются этим пренебрежительным отношением и будут еще больше разжигать в своих странах ксенофобский национализм.

Идеология и интересы

Созвать саммит за демократию означает принять явно идеологический подход к глобальной повестке дня. Нет никаких сомнений в том, что США имеют сходство с другими демократиями, которого у них нет с автократиями. Но идеология не всегда совпадает с интересами.

Во время холодной войны из-за единого видения мирового коммунизма американские политики не заметили ни раскола между Китаем и СССР в 1950-х годах, ни своеобразия национализма в странах третьего мира. Сегодняшним американским политикам нельзя совершать ту же ошибку, им не следует принимать за данность общность интересов автократий, особенно России и Китая. У этих двух держав есть общее неприятие господства США в мировой системе и традиционной поддержки Соединенными Штатами верховенства закона. Но при этом эти страны остаются неудобными партнерами, особенно когда конкурируют за преимущества в регионах, имеющих большое значение для них обеих, таких как Центральная Азия и Арктика.

Более того, даже в периоды реальной идеологической конкурентной борьбы разница в политических идеологиях не препятствовала сотрудничеству США с Россией или Китаем, основанному на взаимных интересах. «Я не могу принять коммунизм, но чтобы пройти по этому мосту, я пожму руку и дьяволу», — сказал президент Франклин Рузвельт, оправдывая союз США с советским лидером Иосифом Сталиным во Второй мировой войне. Оказавшись на грани ядерной катастрофы с лидером СССР Никитой Хрущевым во время кубинского ракетного кризиса в 1962 году, президент Джон Кеннеди в следующем году заговорил о необходимости «стратегии мира» в атомном веке. Хотя соглашения о контроле над вооружениями времен холодной войны, подписанные Соединенными Штатами и Советским Союзом для управления их ядерным соперничеством, были несовершенными, они были существенным достижением. Американцы и советы также взаимодействовали и в некоторых других областях, преследуя общие интересы, в частности в области глобального искоренения оспы в 1960-х и 1970-х годах. И, несмотря на такие проблемы, вызывавшие разногласия, как вторжение России на Украину в 2014 году и агрессия Китая в Южно-Китайском море, США, Россия и Китай взаимодействовали при заключении иранской ядерной сделки и в рамках Парижского соглашения по климату еще в 2015 году. В случае проведения саммита на высоком уровне, на котором в центре внимания будет исключение из числа участников Китая и России, Соединенным Штатам будет гораздо сложнее сглаживать напряженность в отношениях с этими странами сейчас, когда эта напряженность растет.

Не обеспечивает в полной мере общих интересов и общая идеология с другими демократиями. Этого не было никогда — ни в отношении войны в Ираке, ни в отношении войны во Вьетнаме. Честно говоря, общих интересов не было и у изоляционистских Соединенных Штатов до того, как Япония разбомбила Перл-Харбор в декабре 1941 года, даже когда Гитлер атаковал одну демократию за другой. Возьмем примеры из сегодняшней повестки дня, политики и интересов.

Германия сопротивляется давлению США в отношении строительства газопровода «Северный поток — 2» из России. Япония и Южная Корея продолжают проводить свои собственные трехсторонние саммиты с Китаем. В американо-израильских отношениях, вероятно, вновь возникнут существенные разногласия по Ирану и палестинцам. В этих и других вопросах идеология важна, но интересы важнее.

Обойтись без саммита и приступить к работе

США, которые проявляют интерес к демократии, правам человека и верховенству закона, будут гораздо предпочтительнее Соединенных Штатов, которые эти проблемы не заботят. Но вместо проведения нового саммита Вашингтон может действовать через уже существующие структуры, такие как НАТО и «Большая семерка». США могут укреплять свое сотрудничество с Европейским Союзом, способствовать повышению многосторонности среди своих основных азиатских союзников и даже найти лучшие способы взаимодействия со своими союзниками по НАТО и азиатскими странами.

Недавно НАТО опубликовала свой доклад под названием «НАТО-2030», в котором подтверждаются лежащие в основе договора «принципы демократии, свободы личности и верховенства права» и предлагается создать Центр передового опыта для обеспечения устойчивости демократии. Лучше работать с такими членами альянса, как Польша, Венгрия и Турция, через эти механизмы (наряду с двусторонним давлением), чем созывать новую глобальную встречу гигантских масштабов.

В последние годы Европейский Союз выдвигает инициативы по пересмотру и активизации своих действий, направленных на продвижение демократии. У «Большой семерки» есть свои пределы, ограничивающие ее деятельность, в частности, в нее не входят страны Глобального Юга, но она сыграла важную роль в продвижении демократии, особенно во время демократических преобразований, таких как, например, в Испании в 1975 году и в Южной Африке в конце 1980-х и начале 1990-х годов. Результаты деятельности Организации американских государств, мягко говоря, «неоднозначные», но она доказала свою эффективность во время попыток государственных переворотов в Гватемале и Парагвае в 1990-х годах. А Управление Верховного комиссара ООН по правам человека недавно оказало давление на Китай в связи с нарушениями принципов демократии и прав человека, таким как репрессии против уйгуров и отмена автономии в Гонконге. Ни один из этих механизмов не является совершенным, но все они важны, и их использование не сопряжено с недостатками, которые подразумевает проведение глобального саммита за демократию.

Администрация Байдена должна направить часть сил и средств, которые могли бы пойти на проведение демократического саммита, на активизацию деятельности своих структур и политики в области продвижения демократии и обеспечения соблюдения защиты прав человека. Средства урезаны, моральный дух упал, эффективные программы сведены к нулю: при Трампе было почти уничтожено Агентство США по международному развитию, а Национальному фонду поддержки демократии, Корпорации «Вызовы тысячелетия», Наблюдательному совету по вопросам вещания, Институту мира США и другим программам исполнительной власти необходима поддержка. Администрация Байдена может распространять американские ценности, работая через уже существующие альянсы и партнерства и одновременно возобновив финансирование тех американских структур, которые занимаются проблемами демократии, прав человека и верховенства закона.

Руководство демократическим процессом

На протяжении всей своей предвыборной кампании, а теперь и в переходный период, Байден сделал центральной темой возвращение руководящей роли США в деле продвижения демократии. Конечно же, организационный потенциал Вашингтона впечатляет, как подчеркнул назначенный госсекретарь Энтони Блинкен. Но если американцы будут честными сами с собой, то это место «во главе стола» демократий должно быть отвоевано.

Окончание холодной войны 30 лет назад стало для США триумфальным моментом.

За эти три десятилетия страна объявила импичмент двум президентам, развязала необдуманную войну в Ираке, вызвала глобальный финансовый кризис, неправильно действовала в условиях пандемии и боролась с такими внутренними проблемами, как вопиющее экономическое неравенство и системный расизм. Американцы продолжают бороться за соблюдение своих основных демократических норм и процедур. Администрация, которая стремится быть глобальным лидером, должна сначала добиться реформирования американской демократии на более глубоком уровне — если говорить о том ущербе, который нанес демократии президент Дональд Трамп.

У всей администрации Байдена не будет более неотложной задачи в продвижении демократии, чем восстановление американских институтов и норм, чтобы они были более устойчивыми к тем потрясениям, которые они пережили за последние четыре года. Для этого потребуется проявить максимальное смирение: демонстрировать лидерство США — это не значит заявлять о праве на это лидерство. Это значит показывать, что США вновь подтверждают свою приверженность принципам, на основе которых они были созданы.

Оригинал материала здесь.

КОММЕНТАРИЙ

Директор агентства политического консалтинга “Перспектива”.

Смена администрации Белого Дома неизбежно приведет к изменению внешнеполитических приоритетов США. Изменения эти будут носить концептуальный характер: на смену лозунгу «Америка превыше всего» придет лозунг – «Демократия превыше всего». Такими образом Америка, в лице Байдена попробует вернуть себе роль лидера глобального демократического процесса. Даже если в отдельных случаях этот курс будет противоречить шкурным интересам самих США.

Однако, на самом деле, это будет не так просто сделать. В последнее время вакантное место мирового демократического процесса уже облюбовало себе руководство ЕС. Которое сделает все для того, чтобы продемонстрировать, что именно Европа является как колыбелью, так и последним оплотом демократии. А лидерство США — это временное явление.

Чем кончится это соперничество сейчас трудно сказать, однако уже сейчас можно с уверенностью утверждать, что сам факт такой конкуренции должен сослужить хорошую службу Украине, которая является одним из наиболее ярких арен борьбы демократии и тоталитаризма. И в которую, соответственно должны вкладываться усилия, средства и технологии со стороны обоих претендентов на мировое демократическое лидерство.

Вот только сможет ли воспользоваться этими вложениями сама Украина – остается под вопросом.

 

ПОДПИШИТЕСЬ
Получайте уведомления о публикации первыми!
СМИ США
The New York Times: Там, где украинцы готовятся к тотальной войне с Россией.

UA-WORLD недавно публиковало статью Guardian “Что им от нас нужно?” о  Марьянке. Сегодня аналогичное исследование от The New York Times о Северо-Крымском канале. Он идет из Украины на оккупированный Россией полуостров Крым. Сегодня канал становится одним из главных очагов конфликта в Европе. Статья посвящена настроениям и мыслям людей, которые живут …

СМИ США
Foreign Policy: Блинкен показал в Киеве новое лицо американской дипломатии.

Когда госсекретарь США в последний раз посещал с визитом Украину, в центре внимания в США был импичмент президенту Трампу и все неприятности, с ним связанные. Тогда госдепартамент США был втянут в скандал с (первым) импичментом Трампа, в центре которого был отказ Трампа поставлять оружие в Украину, если она не осуществит …

СМИ США
The Wall Street Journal: В Украине растут опасения по поводу новой игры России.

WSJ (The Wall Street Journal) це не «Сільскі вісті» і тим більше не «Молодь України». Це видання читають ті, хто за ранковою кавою оцінює Україну, як місце інвестицій Після прочитання цієї статті – всі питання інвестицій зникають. Ну це, як у Польщі сказати про плюси СРСР. Дебільно, гонорово і не …