Forbes: У России больше танков, но в войне с Украиной это неважно.

СМИ США

Автор статьи Дэвид Экс (David Axe) приходит к выводу, что танковая армада России – довольно сомнительный аргумент. Россия выставила около 1 200 танков для возможного вторжения на Украину. Это примерно на 300 танков больше, чем у всей украинской армии в полном составе.

Но нельзя сказать, что вторжение будет для российской армии легкой прогулкой. В конце концов русские будут атаковать, а украинцы – защищаться.

Если учитывать особенности доктрины и динамику, то прямое сравнение бронетанковых сил окажется… скажем так, затруднительным.

Чтобы оценить шансы России на сокрушительную победу, и, наоборот, шансы Украины удержать свою и без того раздробленную территорию, давайте представим себе, как будут сражаться обе армии.

И российская, и украинская армии следуют проверенной советской доктрине. Обе ведут «активную оборону».

То есть даже защищаясь, они планируют атаки и контратаки, чтобы вывести противника из равновесия.

«Основные требования к обороне – ее устойчивость и активность, – отметили Лестер Грау (Lester Grau) и Чарльз Бартлз (Charles Bartles) в книге „Война по-русски” (The Russian Way of War). С точки зрения стабильности, оборона должна уметь противостоять нападению любого типа, включая массированные танковые атаки».

В центр своих наступательных операций обе армии ставят артиллерию. В советской доктрине задача пехоты и танков – помочь артиллерии занять позицию и изолировать силы противника, чтобы уничтожать его из орудий.

Для украинских бронетанковых батальонов по защите ключевой территории между российскими танками и украинскими городами это означает два момента.

Передовые батальоны должны иметь возможность скрыть свои позиции, пишут Грау и Бартлз. Иными словами, они должны окопаться.

В самом буквальном смысле. Недаром украинцы за семь лет с момента российского вторжения в Крым и Донбасс вырыли сотни километров траншей и бесчисленные землянки для пехоты и бункеры для техники.

Но активная оборона требует, чтобы танки были готовы в кратчайшие сроки выйти из окопов и собраться в кулак для дестабилизирующей контратаки на захватчиков. «Резкие контратаки укрепляют защиту зоны безопасности», пишут Грау и Бартлз.

В то же время украинская армия должна помешать попыткам российской армии изолировать украинские силы для дальнейшего уничтожения.

Это значит, что танковые батальоны должны оставаться в резерве для более крупных «маневренных контратак», чтобы не дать захватчикам воспользоваться брешами между окопавшимися частями и перерезать их коммуникации перед решающими артобстрелами.

«У маневренных сил есть возможность для предотвращения атак в зоне угрозы, чтобы не допустить прорыва противника по оси главного удара, устранить угрозу обхода с флангов и, напротив, самим воспользоваться вражескими флангами или рубежами», полагают Грау и Бартлз.

Учитывая, что придется сделать русским, чтобы выиграть полномасштабную войну в Украине, – и что украинцам, чтобы не дать русским победить, – совсем не очевидно, что 1 200 русских танков достаточно, а 900 украинских – наоборот, мало.

Помимо собственно бронетехники, у армии Украины есть масса способов уничтожать танки противника – например, противотанковые ракеты. А российские танки покатятся по открытой местности, чтобы смять и загнать в угол окопавшиеся силы Украины, – что, несомненно, приведет к большим потерям.

А вот что произойдет, если украинская бронетехника не сможет нанести контрудары против российской танковой атаки, совершенно ясно.

Вспомните, что произошло при осаде Донецкого аэропорта в январе 2015 года. Украинцы удерживали аэропорт в рамках обширного наступления на силы сепаратистов, пока границу не пересекли российские батальоны.

Это сражение оказалось одним из последних, после чего война в Донбассе перешла в окопную. И завершилось оно поражением Киева, когда украинская танковая колонна, двигавшаяся к аэропорту на подкрепление израненным защитникам, развернулась.

По словам аналитика Дианы Фрэнсис (Diane Francis)  из Атлантического совета в Вашингтоне, развал активной бронетанковой обороны Украины стал «переломным моментом».

Если русские открыто вторгнутся в ближайшие месяцы, а киевские танкисты не смогут перейти в контратаку, новая война может закончиться тем же, что и старая, то есть патовой ситуацией. Или, что еще хуже  – поражением для Украины.

 

СМИ США
The New York Times: Экономические издержки войны давят на западных лидеров.

В своей статье в издании The New York Times Дэн Билефски (Dan Bilefsky) и Стивен Эрлангер (Steven Erlanger) подводят итоги саммита НАТО и его результаты в части поддержки Украины. Они отмечают ряд проблем, с которыми предстоит иметь дело лидерам стран-членов Альянса. Западные лидеры покинули встречу с новыми обязательствами по объединению …

СМИ США
The Washington Post: Как хваленые кибервозможности России оказались неэффективными в Украине.

Автор статьи в издании The Washington Post Дэвид Игнатиус (David Ignatius) пишет о том, что скрытое от посторонних глаз партнерство крупнейших технологических компаний мира, разведывательных служб США и НАТО, а также проворной армии хакеров Украины преподнесло один из сюрпризов войны с Россией, в значительной степени сорвав дерзкие хакерские операции Кремля …

СМИ США
Time: Лидеры Франции, Германии и Италии посетили Киев в знак коллективной европейской поддержки.

Журнал Time сообщает, что Лидеры Франции, Германии, Италии и Румынии прибыли в Киев в четверг в знак коллективной европейской поддержки Украины, пытающейся противостоять российскому вторжению, что стало самым громким визитом в столицу Украины с момента вторжения России. Офис президента Франции сообщил, что президент Эммануэль Макрон, канцлер Германии Олаф Шольц и …