Forbes: У России больше танков, но в войне с Украиной это неважно.

СМИ США

Автор статьи Дэвид Экс (David Axe) приходит к выводу, что танковая армада России – довольно сомнительный аргумент. Россия выставила около 1 200 танков для возможного вторжения на Украину. Это примерно на 300 танков больше, чем у всей украинской армии в полном составе.

Но нельзя сказать, что вторжение будет для российской армии легкой прогулкой. В конце концов русские будут атаковать, а украинцы – защищаться.

Если учитывать особенности доктрины и динамику, то прямое сравнение бронетанковых сил окажется… скажем так, затруднительным.

Чтобы оценить шансы России на сокрушительную победу, и, наоборот, шансы Украины удержать свою и без того раздробленную территорию, давайте представим себе, как будут сражаться обе армии.

И российская, и украинская армии следуют проверенной советской доктрине. Обе ведут «активную оборону».

То есть даже защищаясь, они планируют атаки и контратаки, чтобы вывести противника из равновесия.

«Основные требования к обороне – ее устойчивость и активность, – отметили Лестер Грау (Lester Grau) и Чарльз Бартлз (Charles Bartles) в книге „Война по-русски” (The Russian Way of War). С точки зрения стабильности, оборона должна уметь противостоять нападению любого типа, включая массированные танковые атаки».

В центр своих наступательных операций обе армии ставят артиллерию. В советской доктрине задача пехоты и танков – помочь артиллерии занять позицию и изолировать силы противника, чтобы уничтожать его из орудий.

Для украинских бронетанковых батальонов по защите ключевой территории между российскими танками и украинскими городами это означает два момента.

Передовые батальоны должны иметь возможность скрыть свои позиции, пишут Грау и Бартлз. Иными словами, они должны окопаться.

В самом буквальном смысле. Недаром украинцы за семь лет с момента российского вторжения в Крым и Донбасс вырыли сотни километров траншей и бесчисленные землянки для пехоты и бункеры для техники.

Но активная оборона требует, чтобы танки были готовы в кратчайшие сроки выйти из окопов и собраться в кулак для дестабилизирующей контратаки на захватчиков. «Резкие контратаки укрепляют защиту зоны безопасности», пишут Грау и Бартлз.

В то же время украинская армия должна помешать попыткам российской армии изолировать украинские силы для дальнейшего уничтожения.

Это значит, что танковые батальоны должны оставаться в резерве для более крупных «маневренных контратак», чтобы не дать захватчикам воспользоваться брешами между окопавшимися частями и перерезать их коммуникации перед решающими артобстрелами.

«У маневренных сил есть возможность для предотвращения атак в зоне угрозы, чтобы не допустить прорыва противника по оси главного удара, устранить угрозу обхода с флангов и, напротив, самим воспользоваться вражескими флангами или рубежами», полагают Грау и Бартлз.

Учитывая, что придется сделать русским, чтобы выиграть полномасштабную войну в Украине, – и что украинцам, чтобы не дать русским победить, – совсем не очевидно, что 1 200 русских танков достаточно, а 900 украинских – наоборот, мало.

Помимо собственно бронетехники, у армии Украины есть масса способов уничтожать танки противника – например, противотанковые ракеты. А российские танки покатятся по открытой местности, чтобы смять и загнать в угол окопавшиеся силы Украины, – что, несомненно, приведет к большим потерям.

А вот что произойдет, если украинская бронетехника не сможет нанести контрудары против российской танковой атаки, совершенно ясно.

Вспомните, что произошло при осаде Донецкого аэропорта в январе 2015 года. Украинцы удерживали аэропорт в рамках обширного наступления на силы сепаратистов, пока границу не пересекли российские батальоны.

Это сражение оказалось одним из последних, после чего война в Донбассе перешла в окопную. И завершилось оно поражением Киева, когда украинская танковая колонна, двигавшаяся к аэропорту на подкрепление израненным защитникам, развернулась.

По словам аналитика Дианы Фрэнсис (Diane Francis)  из Атлантического совета в Вашингтоне, развал активной бронетанковой обороны Украины стал «переломным моментом».

Если русские открыто вторгнутся в ближайшие месяцы, а киевские танкисты не смогут перейти в контратаку, новая война может закончиться тем же, что и старая, то есть патовой ситуацией. Или, что еще хуже  – поражением для Украины.

 

СМИ США
The New Yorker: Путин, Украина и сохранение власти.

Автор статьи Дэвид Ремник (David Remnick) – редактор журнала The New Yorker с 1998 года считает, что президент России опять готов к вторжению в Украину. Его оружие – военная техника, кибератаки и пропаганда. По мнению  автора – Владимир Путин представляет себя своим гражданам и всему миру как знаменосца современного контрпросвещения …

СМИ США
The Washington Post: Великобритания обвиняет Россию в интриге с целью установить прокремлевское правительство в Украине.

Авторы статьи Пол Сонн (Paul Sonne), Джон Хадсон (John Hudson) и Шейн Харрис (Shane Harris) ссобщают о том, что правительство Великобритании в субботу обвинило Россию в организации заговора с целью установления промосковского правительства в Украине. Это произошло на фоне наращивания Кремлем своих войск и материальных средств вблизи украинской границы. Западные …

СМИ США
The Economist: Импульс войны с Украиной нарастает.

Владимир Путин готовит катастрофу для Украины и для самого себя. Первая мировая война стала неизбежной, как только в Берлине были изданы мобилизационные приказы, утверждает британский историк А.Дж.П. Тейлор (A.J.P. Taylor). Железнодорожное расписания начала XX века, от которого зависело движение войск, делало любые изменения практически невозможными. Современные армии не испытывают таких ограничений. Но …