Financial Times: У Запада нет хорошего выбора в отношении Украины.

Зло
СМИ ЕВРОПЫ

Автор статьи в издании Financial Times Мартин Вульф (Martin Wolf) говорит о том, что Запад должен усилить санкции, хотя они могут разрушить экономику России, не изменив ее политику или режим.

Зло существует. Оно сидит в Кремле, снедаемое обидой и жаждой власти. Оно марширует в страну, преступлением которой была мечта о свободе и демократии. Как победить такое зло? Могут ли экономические санкции в сочетании с сопротивлением украинского народа заставить Путина отступить или привести к его свержению? Или же он может пойти на риск эскалации вплоть до применения ядерного оружия?

Вне всякого сомнения, санкции, применяемые Западом, являются мощными. Путин даже назвал их “сродни акту войны”. Россия была в значительной степени отрезана от мировой финансовой системы и более половины ее золотовалютных резервов оказались бесполезными.

Дополнительная статья. Читать ЗДЕСЬ.

Западные компании боятся продолжать сотрудничество с Россией по репутационным и другим причинам. Нил Ширинг, главный экономист Capital Economics, прогнозирует падение валового внутреннего продукта на 8%, за которым последует длительный период стагнации. Скачок процентной ставки центрального банка до 20% сам по себе будет дорогостоящим. Возможно, Шеринг слишком оптимистичен.

Ограничения на экспорт энергоносителей – очевидный следующий шаг, как утверждает администрация Байдена, вопреки возражениям Германии. По меньшей мере, вызывает возражения тот факт, что высокие цены на энергоносители, вызванные преступлениями Путина, также их самих и финансируют. Украинский экономист Олег Устенко решительно высказался за такой бойкот. Рикардо Хаусманн из Гарварда предлагает изящную альтернативу: 90% налог на российский экспорт нефти и газа. Поскольку эластичность предложения низкая, утверждает он, расходы лягут на российских производителей, а не на западных потребителей, и, таким образом, рента от дефицита также перейдет к последним.

Пример действия санкий в 2021 году. Синим – стоимость акций компаний РФ. Красный – курс рубля.

Что касается целесообразности, то Хаусманн утверждает, что в 2019 году 55% российского экспорта ископаемого топлива направлялось в страны ЕС, а еще 13% – в Японию, Южную Корею, Сингапур и Турцию. Если все эти страны согласятся обложить налогом ее нефть, Россия может попытаться продать ее в другие страны, особенно в Китай. Но сколько возьмет Китай, учитывая логистические трудности и риск ответных мер Запада?

Большой вопрос заключается в том, насколько хорошо мир справится с энергетической перестройкой. В анализе, проведенном компанией Bruegel, делается вывод, что “должно быть возможно заменить российский газ уже следующей зимой без разрушения экономической деятельности, замерзания людей или перебоев в электроснабжении”, хотя для этого потребуются решительные усилия. При введении Хаусманом налогов на импорт цены на нефть и газ в остальном мире должны даже снизиться.

Однако цель санкций состоит в том, чтобы изменить политику и, возможно, даже режим в Москве. Возможно ли это? Опыт показывает, что сломить автократический режим, готовый нести огромные расходы для своего народа, очень сложно: Венесуэла – недавняя неудача.

Против этого можно указать на тот факт, что Путин не мобилизовал российский народ на долгую войну против Украины и Запада. Он даже подло назвал это “специальной военной операцией” против “неонацистов”. Эта ложь может начать раскрываться.

Тем не менее, как отметил Сергей Гуриев, экономист российского происхождения, преподающий в парижском университете Sciences Po, в диалоге с Маркусом Бруннермайером из Принстона, Путин переходит от диктатуры накручивания к диктатуре страха. Пока его окружение остается верным, он вполне может сохранить власть, как бы плохо ни шла его война и как бы болезненно ни действовали санкции.

Нефтепродукты, сырая нефть м газ составляют 60% экспорта РФ.

Широкие санкции такого рода – это обоюдоострое оружие, поскольку они действуют, налагая значительные издержки на простых людей. Среди самых больших проигравших окажутся стремящиеся к успеху представители среднего класса. Режиму будет легко убедить жертв, что их боль лишь доказывает враждебность Запада.

Закрытый социологический опрос Россия-Украина. Читать ЗДЕСЬ.

Поэтому, да, некоторые россияне могут обвинить Путина. Но, особенно учитывая контроль Путина над СМИ, огромное количество россиян может обвинить в этом Запад.

Доля РФ в мировом производстве нефти (синий) и газа (красный).

Данные об эффективности санкций также неутешительны. Дурсун Пексен из университета Мемфиса предлагает такие выводы: стремиться к крупному и немедленному ущербу для экономики объекта санкций; добиваться международного сотрудничества; ожидать, что автократии будут более устойчивы к санкциям, чем демократии; ожидать, что союзники будут более отзывчивы, чем враги; и, наконец, ожидать, что санкции будут менее эффективны в достижении крупных целей, чем скромных.

Запад находится в хорошей форме по первым двум пунктам этого списка, хотя для первого может потребоваться ограничение экспорта энергоносителей, а для второго – сотрудничество с Китаем. Но он имеет дело с враждебным автократом, а также пытается обратить вспять войну, которую он считает жизненно важным национальным и личным интересом. Предзнаменования для успеха не выглядят благоприятными.

Мировое производство зерна. Доля РФ 17,68%

Возможно также, что успешная поддержка украинского сопротивления в сочетании с санкциями, которые влекут за собой огромные расходы для россиян, но не приводят к прекращению режима, может заставить Путина пойти на еще более отчаянный риск. Это может даже включать применение оружия массового поражения против украинских или других целей на западе.

В ретроспективе, вероятно, следовало бы проявлять меньше двусмысленности в отношении западной поддержки независимости Украины. Сейчас мы должны сделать все возможное, чтобы поддержать борьбу Украины за выживание, не беря на себя, как кажется, чрезмерный и, возможно, бесполезный риск прямого введения в войну военно-воздушных сил НАТО.

Мы должны усилить санкции, хотя они могут разрушить экономику России, не изменив ни ее политику, ни ее режим. Мы должны заявить, что наша война не с российским народом, хотя он может не простить нам боль, которую мы ему причиняем.

Мы должны попросить Китай и Индию убедить Путина прекратить войну, хотя мы должны признать, что такая попытка, скорее всего, не увенчается успехом.

Существуют только плохие варианты. И все же Украину нельзя бросать. Мы должны продолжать!

СМИ ЕВРОПЫ
The Guardian: Как должен работать план Маршалла для Украины?

Автор материала в издании The Guardian Барри Эйхенгрин (Barry Eichengreen) анализирует историю плана Маршалла в 1948 году и его применимость к реалиям Украины. Невозможно подсчитать, во сколько обойдется восстановление Украины. Рассуждения о плане Маршалла для Украины сегодня являются популярным видом спорта. Игра начинается с называния стоимости восстановления Украины после разрушительного …

СМИ ЕВРОПЫ
Foreign Affairs: Представляя послевоенную Украину.

Автор материала в издании Foreign Affairs Анна Рид (Anna Reid) пытается анализировать возможные варианты развития Украины после победы над оккупантами. Спустя десять недель после вторжения России в Украину трудно понять, как и когда закончится война. В конце марта российская армия отступила из окрестностей Киева, но она все еще бьет по …

СМИ ЕВРОПЫ
The Economist: Экономике Украины будет трудно выдержать длительную войну.

Авторы материала в издании The Economist пишут о том, что приостановка всего морского экспорта является критической для Украины. Для человека, пытающегося управлять экономикой в разгар вторжения, Сергей Марченко, как ни странно, настроен оптимистично. Россияне, возможно, оккупировали или блокировали главные порты его страны и заставили закрыться большинство предприятий, но министр финансов …