Financial Times: Каковы варианты Путина после признания ОРДЛО.

СМИ ЕВРОПЫ

Автор статьи в издании Financial Times Макс Седдон (Max Seddon) считает, что после ввода российских войск на Донбасс у Кремля все еще есть несколько способов оказать давление на Киев и Запад. Когда Владимир Путин объявил, что его решение о признании двух поддерживаемых Москвой сепаратистских квази-государств на Донбассе распространяется на значительные участки территории, контролируемой Украиной, российский президент дал понять, что его возможности не исчерпаны.

“Предсказать какие-то конкретные очертания возможных действий совершенно невозможно. Это зависит от конкретной ситуации, которая складывается на местах”, – сказал Путин во вторник 22 февраля.

Решение направить российские войска на “миротворческую” операцию в ДНР-ЛНР по сути хоронит Минские соглашения и попытку положить конец конфликту, в котором с 2014 года погибло более 14 000 человек.

Путин, который разместил до 190 000 военнослужащих на границе Украины, ранее намекал, что он обдумывает “всевозможные” дальнейшие варианты, которые, как предупреждают западные страны, могут закончиться полномасштабным нападением на Киев.

Оказывать большее дипломатическое давление.

Во время внеочередного заседания Совета безопасности в понедельник Путин заставил своих высших должностных лиц  занять  позицию по признанию сепаратистов.

Перспектива и подразумеваемая вероятность войны с Украиной заставила даже некоторых из его самых ястребиных советников почувствовать себя неуютно.

Николай Патрушев, секретарь Совета безопасности, предположил, что Путин отложил признание на “два-три дня” и использовал угрозу как рычаг давления, чтобы заставить Украину “прекратить все это кровопролитие”.

Хотя Путин настаивает на признании, он может рассчитывать, что угрозы будущего конфликта достаточно, чтобы добиться уступок от США и НАТО.

Антони Блинкен, госсекретарь США, должен был встретиться со своим российским коллегой Сергеем Лавровым, но отменил переговоры.

Кремль сообщил, что президент Франции Эммануэль Макрон и канцлер Германии Олаф Шольц выразили заинтересованность в дальнейших обсуждениях во время разговора с Путиным.

Урегулирование на основе нынешнего положения дел пошло бы дальше, чем после войны России в Грузии в 2008 году, когда она направила войска для защиты сепаратистских анклавов Абхазии и Южной Осетии.

Путин потребовал от Киева “демилитаризации”, признания аннексии Россией Крымского полуострова в 2014 году, отказа от амбиций вступить в НАТО и обещания соблюдать нейтралитет, а также провести переговоры с сепаратистами о спорных границах на Донбассе.

Киев считает все эти требования неприемлемыми и на протяжении всего конфликта отказывался вести переговоры с сепаратистами на том основании, что они являются российскими ставленниками.

Однако если начнется затяжной переговорный процесс, признание сепаратистов и разрыв Минских соглашений может удовлетворить цели Путина на данный момент, считает бывший высокопоставленный кремлевский чиновник.

“Лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас”, – сказал чиновник. “Курица клюет по одному зернышку за раз, а не все сразу”.

Сепаратисты размахивают флагами после заявления Путина.

Луганск и Донецк, две украинские области Донбасса, лишь на треть контролируются сепаратистами, признанными теперь Россией. Представители сепаратистов в Луганске потребовали во вторник, чтобы Украина вывела свои войска из контролируемых Киевом частей этих областей и пригрозили, что в случае игнорирования они “примут меры для восстановления территориальной целостности республики”.

Владимир Колокольцев, министр внутренних дел России, в 2014 году поднял вопрос о перспективе признания “исторических границ” сепаратистов, которые охватывали весь Донбасс до того, как они были “оккупированы украинскими вооруженными силами”, а Путин позже заявил, что Москва признает требования сепаратистов на весь Донбасс.

Вполне вероятно, что спор на Донбассе не удастся решить путем переговоров, подавляющая огневая мощь России может быстро отбить армию Украины и захватить контроль над территорией, говорят аналитики.

Когда вчера законодатели готовились ратифицировать признание, они смотрели видеозапись декабрьской речи ультраправого фанатика Владимира Жириновского, который предсказал шаги Путина почти с точностью до часа – и намекнул, как далеко он может зайти.

“В 4 утра 22 февраля вы почувствуете нашу новую политику”, – сказал Жириновский. “Я бы хотел, чтобы 2022 год был мирным. Он не будет мирным. Это будет год, когда Россия, наконец, снова станет великой, и все должны будут заткнуться и уважать нашу страну”.

Операции «ложного флага».

Хотя российские войска присутствовали в ДНР-ЛНР на протяжении всего конфликта и переломили ход событий во время его активных фаз в 2014 и 2015 годах, Кремль отрицал, что является стороной конфликта, несмотря на подавляющее число доказательств обратного.

Даже когда эти утверждения становились все менее правдоподобными, умолчание позволяло России изображать войну как “внутриукраинский конфликт” и скрывать потери среди своих сил.

Тисни і перемагай.

Признание сепаратистов меняет ситуацию. Договор между Москвой и сепаратистами, подписанный на церемонии с участием Путина в понедельник вечером, позволят России создать военные базы на сепаратистской территории и охранять ее границы.

Официальное присутствие войск повышает вероятность того, что Россия может заявить, что ее силы подверглись обстрелу со стороны Украины. Московские службы безопасности и государственное телевидение поддержали бездоказательные заявления сепаратистов о том, что Украина усилила артиллерийские обстрелы и “террористические атаки”.

В понедельник Россия заявила, что впервые за восьмилетний конфликт обменялась огнем с украинскими войсками.

Путин сказал, что российские войска не обязательно войдут в Донбасс “прямо сейчас”, но предупредил, что Москва “выполнит взятые на себя обязательства в случае необходимости”.

Дальнейшие столкновения, о которой США предупредили как о “фальшивых обвинениях” – потенциально дадут Путину предлог для того, чтобы вновь занять весь Донбасс или начать более масштабную операцию против Украины.

“У Москвы нет причин просто так входить на сепаратистские территории. Это имеет смысл, только если они пойдут дальше”, – говорит Татьяна Становая, основатель политической консалтинговой компании R. Politik. “По логике Путина, ему нужно захватить значительную часть Украины”.

“Я не могу представить, как он будет оправдывать нападение на Киев, но я не вижу никакой альтернативы”, – добавила она.

“Цель Путина прекратить существование Украины в ее нынешнем виде. Нет Украины – нет проблемы”.

СМИ ЕВРОПЫ
The Guardian: Как должен работать план Маршалла для Украины?

Автор материала в издании The Guardian Барри Эйхенгрин (Barry Eichengreen) анализирует историю плана Маршалла в 1948 году и его применимость к реалиям Украины. Невозможно подсчитать, во сколько обойдется восстановление Украины. Рассуждения о плане Маршалла для Украины сегодня являются популярным видом спорта. Игра начинается с называния стоимости восстановления Украины после разрушительного …

СМИ ЕВРОПЫ
Foreign Affairs: Представляя послевоенную Украину.

Автор материала в издании Foreign Affairs Анна Рид (Anna Reid) пытается анализировать возможные варианты развития Украины после победы над оккупантами. Спустя десять недель после вторжения России в Украину трудно понять, как и когда закончится война. В конце марта российская армия отступила из окрестностей Киева, но она все еще бьет по …

СМИ ЕВРОПЫ
The Economist: Экономике Украины будет трудно выдержать длительную войну.

Авторы материала в издании The Economist пишут о том, что приостановка всего морского экспорта является критической для Украины. Для человека, пытающегося управлять экономикой в разгар вторжения, Сергей Марченко, как ни странно, настроен оптимистично. Россияне, возможно, оккупировали или блокировали главные порты его страны и заставили закрыться большинство предприятий, но министр финансов …