Die Welt: Германия должна сыграть ведущую роль.

СМИ ЕВРОПЫ

Интервью 7 мая Генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга (Jens Stoltenberg) журналисту издания Welt am Sontag  Кристофу Б. Шильцу (Von Christoph B. Schiltz).

НАТО намерено помогать Украине до тех пор, пока Путин продолжает войну, даже если на это уйдут месяцы или годы. В то же время генеральный секретарь Столтенберг хочет “сделать все”, чтобы предотвратить распространение конфликта. Германия должна сыграть центральную роль, сказал он.

Глава НАТО Йенс Столтенберг быстро входит в “Зеленую комнату” в штаб-квартире Альянса в Брюсселе. В этот день у него назначено несколько встреч и он сразу переходит к делу.

WELT AM SONNTAG: Господин Столтенберг, один знакомый случайно увидел вас в середине марта на военном кладбище недалеко от Ипра в Западной Фландрии. Вы были там инкогнито, в джинсах и куртке.

Йенс Столтенберг: Да, именно так. Я был там с группой друзей. Когда я начал работать в Брюсселе в качестве Генерального секретаря НАТО в 2014 году, я понял, насколько близко мы находимся к войне в Европе, на разных полях сражений. Теперь я иногда приглашаю своих друзей посетить военное кладбище и пытаюсь им все объяснить. Я часто посещаю военные кладбища – в том числе немецкие – и поля сражений по всей Европе, когда это возможно. Все страны Европы несут общую ответственность за мир в Европе.

WELT AM SONNTAG: Почему?

Столтенберг: Я думаю, что как генеральный секретарь НАТО мы должны каждый день помнить, что наша самая важная задача – предотвратить войну. Мир нельзя воспринимать как должное. Посещение военного кладбища всегда заново напоминает мне о жестокости, безмерных страданиях и абсолютной бессмысленности войн. Это трогает меня каждый раз. Раньше союзники по НАТО были врагами. На руинах Второй мировой войны нам удалось создать такие институты, как НАТО и Европейский Союз, чтобы предотвратить войну. И мы смогли предотвратить войну для наших союзников.

WELT AM SONNTAG: В центре Европы в Украине уже более двух месяцев идет война. Чего вы ожидаете в ближайшие недели?

Столтенберг: Мы должны готовиться к российским наступательным операциям и еще большей жестокости, еще большим трудностям и еще большему разрушению критически важной инфраструктуры и жилых районов.

Нынешнее наступление России на Донбассе пока не набирает обороты, потому что украинские войска оказывают энергичный отпор. Мы видим сильный контраст между российскими и украинскими силами: Украинские войска храбрые и знают, за что они сражаются. Российские войска страдают от плохого руководства, низкого морального духа, и многие не знают, за что они вообще сражаются.

WELT AM SONNTAG: Многие люди, особенно пожилые, боятся третьей мировой войны из-за российской агрессии. Чувствуете ли вы то же самое?

Столтенберг: Дело не в том, чего я ожидаю, а в том, чтобы риск был как можно меньше. Мы всегда должны серьезно относиться к риску большой войны. Именно поэтому существует НАТО. Война – это ужасно. Война означает разрушение. Задача Альянса – максимально снизить риск войны путем сдерживания и коллективной обороны и, таким образом, предотвратить крупномасштабную войну. Мы занимаемся этим уже более 70 лет.

WELT AM SONNTAG: Но это не поможет Украине сейчас.

Столтенберг: Мы должны сделать все, чтобы война в Украине не распространилась на другие страны. Именно поэтому мы не посылаем войска НАТО в Украину. Мы оказываем стране массированную поддержку, но НАТО совершенно сознательно не является стороной в войне. В то же время мы усиливаем войска и технику на восточном фланге НАТО для защиты наших членов. Германия играет в этом ведущую роль. Мы не оставляем места для недоразумений и просчетов. Москва должна быть предельно ясна: нападение на одну страну НАТО будет нападением на все 30 государств-членов.

WELT AM SONNTAG: Москва угрожает применить ядерное оружие. Недавно по российскому телевидению было отмечено, что Россия может уничтожить Берлин в течение двух минут. Это серьезно, или это просто блеф, чтобы заставить Запад прекратить поддержку Украины?

Столтенберг: Это наше право – поддерживать Украину. Украина – суверенная страна, а согласно Уставу ООН, каждая суверенная страна имеет право на самооборону. Мы помогаем Украине обеспечить соблюдение этого права. Если бы мы этого не сделали, мы бы согласились с тем, что применение военной силы будет преобладать. Я не хочу жить в таком мире. Мы слышим угрожающую ядерную риторику российского руководства. Это безответственно и безрассудно. Вы не можете выиграть ядерную войну, и ее никогда не следует начинать, и это касается и России. С начала войны в Украине 24 февраля НАТО не смогло обнаружить никаких изменений в ядерной стратегии России.

WELT AM SONNTAG: Значит, для российского ядерного оружия нет более высокого уровня готовности?

Столтенберг: Нет, у нас нет никаких указывающих на это фактов.

WELT AM SONNTAG: Тем не менее, существуют опасения, что Москва может нанести ограниченный первый удар тактическим ядерным оружием в боевых условиях, уничтожив, например, деревню или крупные промышленные объекты.

Столтенберг: Наша задача – минимизировать этот риск. НАТО – самый сильный альянс в мире. И наше послание ясно: после применения ядерного оружия со всех сторон будут только проигравшие.

WELT AM SONNTAG: Как следует закончить эту войну с точки зрения стран НАТО, какое решение было бы возможным?

Столтенберг: Украина должна победить в этой войне, потому что она защищает свою землю. Члены НАТО никогда не смирятся с незаконной аннексией Крыма. Мы также всегда выступали против российского контроля над частью Донбасса на востоке Украины. Союзники поддерживают суверенитет и территориальную целостность Украины в пределах ее международно признанных границ. Мы будем поддерживать Украину до тех пор, пока президент Путин продолжает эту войну.

Однако, в конечном счете, украинское правительство и народ должны суверенно решить, как выглядит мирное урегулирование. Мы не можем этого сделать.

WELT AM SONNTAG: Мы еще очень далеки от этого момента. Должен ли Запад постоянно посылать оружие в Украину?

Столтенберг: К сожалению, мы должны быть готовы к длительной войне в Украине, которая может продлиться месяцы или даже годы.

В долгосрочной перспективе Украина не может вести свою оборону только с помощью оружия, которое относится к эпохе Советского Союза, но она должна перейти на современное западное оружие. Только таким образом Киев сможет успешно отразить российское вторжение в долгосрочной перспективе. Украине срочно нужно больше тяжелого оружия, Запад должен активизировать поставки, сделать еще больше и подготовиться к долгосрочному взаимодействию. Мы должны обеспечить Украине возможность защитить себя. Для этого одного мужества и храбрости украинских солдат недостаточно. Это также требует постоянной военной поддержки со стороны Запада.

WELT AM SONNTAG: Удовлетворены ли Вы ролью Германии?

Столтенберг: Германия уже много месяцев играет центральную и очень конструктивную роль в поддержке Украины и стран НАТО на ее восточном фланге. Берлин пообещал важную экономическую и военную поддержку Украине, правительство Германии полностью поддерживает санкции против России, а также направил самолеты, корабли, системы ПВО и дополнительные войска в страны НАТО на востоке и юго-востоке зоны альянса, чтобы укрепить там силы сдерживания и удержать Россию от нападения. Кроме того, важным политическим сигналом стало заявление канцлера Олафа Шольца об инвестировании дополнительных 100 миллиардов евро в оборону.

WELT AM SONNTAG: Изменит ли планируемое присоединение Швеции и Финляндии безопасность в Европе?

Столтенберг: Это суверенное решение Финляндии и Швеции, хотят они вступить в Нато или нет. Каждая страна имеет право выбрать свой собственный путь, а мы затем полностью примем это решение. Если они примут такое решение, это укрепит Нато и повысит безопасность в Европе.

Почему?

Столтенберг: Обе страны являются демократическими государствами с сильными и высокосовременными вооруженными силами. Они уже сегодня отвечают почти всем стандартам НАТО и смогут быстро вступить в Альянс.

WELT AM SONNTAG: Какой сигнал посылает Путину такое присоединение?

Столтенберг: Сигнал таков: дверь в НАТО по-прежнему открыта. Сообщение следующее: Решение о расширении НАТО принимает не президент Путин, а каждая страна сама определяет свой путь. Путин вступил в войну, потому что хотел, чтобы на его границах было меньше НАТО. Теперь он добился прямо противоположного: он получил больше НАТО на своих границах, больше присутствия Альянса на восточном фланге и, возможно, двух новых членов НАТО. Путину не удалось достичь своих целей.

WELT AM SONNTAG: Применяется ли положение о взаимопомощи в соответствии со статьей 5 также в случае Швеции и Финляндии сразу после подачи ими заявления о вступлении в ЕС?

Столтенберг: Страна получает полную защиту статьи 5 только тогда, когда она является полноправным членом Альянса. Но если обе страны подадут заявки на членство, я абсолютно уверен, что соответствующие гарантии безопасности Швеции и Финляндии будут предоставлены на промежуточном этапе между подачей заявки на членство и ратификацией протоколов о присоединении парламентами 30 стран НАТО. Можно придумать множество вещей. Например, может быть сделано заявление НАТО или увеличено присутствие и учения НАТО в этих двух государствах.

WELT AM SONNTAG: На саммите в Мадриде в конце июня НАТО хочет принять решение об увеличении количества войск и оборудования для восточного фланга. Будут ли в будущем там размещаться бригады численностью не менее 3 000 человек каждая?

Столтенберг: Консультации в настоящее время продолжаются. Тогда правительствам придется решать. Я ожидаю, что союзники по НАТО договорятся о дальнейшем укреплении обороны и сдерживания НАТО.

Мы сталкиваемся с самым серьезным вызовом нашей безопасности в этом поколении со всех сторон, включая терроризм, кибернетические атаки и последствия для безопасности, связанные с подъемом Китая.

П Р И С О Е Д И Н Я Й С Я 

РАССКАЖИ ВСЕМ !

 

 

СМИ ЕВРОПЫ
The Guardian: Как должен работать план Маршалла для Украины?

Автор материала в издании The Guardian Барри Эйхенгрин (Barry Eichengreen) анализирует историю плана Маршалла в 1948 году и его применимость к реалиям Украины. Невозможно подсчитать, во сколько обойдется восстановление Украины. Рассуждения о плане Маршалла для Украины сегодня являются популярным видом спорта. Игра начинается с называния стоимости восстановления Украины после разрушительного …

СМИ ЕВРОПЫ
Foreign Affairs: Представляя послевоенную Украину.

Автор материала в издании Foreign Affairs Анна Рид (Anna Reid) пытается анализировать возможные варианты развития Украины после победы над оккупантами. Спустя десять недель после вторжения России в Украину трудно понять, как и когда закончится война. В конце марта российская армия отступила из окрестностей Киева, но она все еще бьет по …

СМИ ЕВРОПЫ
The Economist: Экономике Украины будет трудно выдержать длительную войну.

Авторы материала в издании The Economist пишут о том, что приостановка всего морского экспорта является критической для Украины. Для человека, пытающегося управлять экономикой в разгар вторжения, Сергей Марченко, как ни странно, настроен оптимистично. Россияне, возможно, оккупировали или блокировали главные порты его страны и заставили закрыться большинство предприятий, но министр финансов …