Carnegie Center: Равноудаленность или бунт?

СМИ США

К чему приведет борьба Зеленского с олигархами?

Идя во власть, Владимир Зеленский обещал украинцам мир, а олигархам – войну. Пацифизм из первой части со временем трансформировался в государственную политику, а вот вторая часть – про борьбу с олигархией – остается для украинского президента беспроигрышной темой на фоне подготовки к походу на второй срок.

Не так давно Зеленский начинал свою политическую карьеру с клеймом «марионетки Коломойского», но теперь стремится равноудалить олигархов от принятия государственных решений.

Вопреки пессимистичным ожиданиям Верховная Рада уже приняла в первом чтении Закон о деолигархизации. Многие из его формулировок носят явно компромиссный характер, но в целом документ подтверждает, что противостояние президента с крупным бизнесом совсем не такая безнадежная затея, как может показаться.

Новые международные обстоятельства заметно подорвали былую мощь украинского олигархата, а Зеленский за два года президентства достаточно усилил свои позиции, чтобы не делиться властью с кланами.

Закон о равноудалении.

Столкнувшись с падением рейтинга в начале года, Зеленский сделал несколько резких шагов против своих внутриполитических оппонентов. Первым из них стала показательная расправа над лидером пророссийской оппозиции Виктором Медведчуком – его телеканалы и бизнес-активы оказались под санкциями, а самого Медведчука, ранее считавшегося неприкосновенным, отправили под домашний арест.

Украинские власти подавали свои действия не только как противостояние российской угрозе, но и как борьбу против засилья олигархов в политике. Однако режим внутренних санкций, которые принимает Совет национальной безопасности и обороны без участия судов, стали критиковать за волюнтаризм и произвол.

Чтобы избежать обвинений в фаворитизме и политических репрессиях, Зеленский решил подвести правовую базу под свой крестовый поход против олигархии – разработать закон о деолигархизации.

В новом законе впервые появились критерии «олигарха»: это крупный бизнесмен-монополист с состоянием более $80 миллионов, имеющий влияние на политику и СМИ.

Тех, кто попадает под это описание, предполагается включить в особый реестр и подвергнуть некоторым ограничениям, среди которых запрет на финансирование политических партий и на участие в приватизации госсобственности. Также лица, признанные олигархами, будут обязаны отчитываться о своих доходах наравне с госчиновниками, а самим чиновникам будет запрещено проводить с ними неофициальные встречи.

В украинских реалиях нельзя сказать, что предложенные меры полностью исключают для олигархов возможность влиять на власть.

Например, в закон не вошел предлагавшийся поначалу запрет на владение СМИ, которые служат основой политического влияния олигархов. Ограничивая участие крупнейших бизнес-групп в приватизации, закон тем не менее не трогает уже сложившиеся на рынке монополии и ничего не говорит о реприватизации незаконно приобретенных активов. Зеленский достаточно осторожен, чтобы не повторять судьбу Юлии Тимошенко, которая после оранжевой революции попыталась посягнуть на олигархическую собственность.

Однако и в нынешнем компромиссном виде закон способен серьезно осложнить жизнь флагманам украинского капитализма. Под его критерии попадает вся первая десятка украинского Forbes, так или иначе влияющая на политическую жизнь страны.

Требования закона скорее оскорбительны, чем разрушительны для людей, считающих себя хозяевами страны. Зеленский хочет не столько раскулачить бизнес-империи, сколько указать их владельцам на подобающее им место. Дать понять, что президент – не первый среди равных и, тем более, не марионетка кого-то из олигархов, а полновластный лидер нации.

В свое время украинские олигархи сумели приватизировать украинскую парламентскую систему, купив политические партии и телеканалы. Теперь президент наполняет ее собственным содержанием: парламент и правительство – лишь исполнители воли президентской вертикали, а крупному бизнесу лучше с этим смириться, иначе на смену мягкой деолигархизации может прийти жесткая. Все это далеко от идеалов конституционного правления, но соответствует сложившимся в стране реалиям.

Олигархи слабеют.

Закону о деолигархизации предрекали провал в парламенте, однако президенту удалось собрать для первого чтения достаточно голосов, в том числе закон был поддержан парламентским лобби Игоря Коломойского.

Второе чтение закона отложено на осень, и существует немалый риск, что процесс сильно затянется из-за бесчисленных поправок.

Неизбежен и закулисный торг по поводу дальнейшего смягчения закона.

Однако тактическую победу Зеленский уже одержал. Украинский крупный бизнес, похоже, смирился с тем, что при новом порядке ему придется вести себя скромнее.

Разговоры о том, что в ответ на новый закон Зеленский может столкнуться с грозным объединенным фронтом украинских олигархов, пока кажутся преувеличенными. До сих пор олигархи предпочитали в частном порядке решать свои проблемы с властью, ища подходы к новой команде и создавая в ней свои группы влияния.

На первом этапе ключевым игроком был Игорь Коломойский, затем в силу вошел Ринат Ахметов, находили свои подходы к офису президента Виктор Пинчук и Дмитрий Фирташ. Кажется, только Петр Порошенко и Виктор Медведчук из-за своей личной вовлеченности в политику с самого начала были в открытой конфронтации с президентом.

Пока ничто не указывает на то, что на этот раз олигархи готовы объединиться против Зеленского.

Украинская олигархия, несмотря на все экономическое могущество, сейчас находится на спаде своего политического влияния. Радикальное обновление парламента привело к тому, что олигархическое лобби, все еще способное проталкивать локальные частные интересы, уже не может всерьез скорректировать основные направления политической жизни. Ставленники олигархов, приходя во власть, через некоторое время начинают ориентироваться на офис президента, а не на своих бывших покровителей.

К тому же западные союзники всячески одобряют новый курс Зеленского, называя успешную борьбу с коррупцией одним из основных условий для дальнейшего сближения с евро-атлантическими структурами.

Медведчук и Фирташ уже находятся под санкциями СНБО, американцы усиленно подталкивают Киев к решительным мерам против Коломойского, что делает олигарха крайне сговорчивым.

Потенциальную политическую крышу в Москве украинские олигархи утратили, поддержав в свое время свержение Януковича. На того же Коломойского в России недавно было заведено уголовное дело, где его обвиняют в хищении продукции «Татнефти» на $4 миллиарда.

Деваться украинским магнатам особо некуда, и это заставляет их приспосабливаться к заданной президентом системе координат.

Имитация или узурпация.

Переход к решительным мерам (UAWORLD) уже положительно сказался на рейтинге  Зеленского. Социологическое моделирование потенциального второго тура президентских выборов показывает, что у него нет сильных оппонентов.

Так что президент чувствует себя на коне и вряд ли свернет с избранного пути. Конечно, многие украинские избиратели предпочли бы посмотреть на показательное раскулачивание кого-нибудь из миллиардеров. Но и просто ограничение политического влияния олигархов при правильной подаче может заметно повысить популярность Зеленского в украинском обществе, чрезвычайно враждебно настроенном к крупному бизнесу.

Несмотря на ироничное отношение многих к Зеленскому, за прошедшие два года ему удалось немало в плане укрепления личной власти. Была выстроена президентская вертикаль, вот и МВД, после неожиданной отставки Авакова, переходит под полный контроль президента. Пропрезидентское большинство в парламенте вопреки всем прогнозам о скором расколе «Слуги народа» сохранилось, обеспечивая ключевым инициативам Зеленского необходимое количество голосов. Оппозиция разрознена и бессильна, попытка Медведчука бросить открытый вызов Зеленскому обернулась быстрым разгромом. А перманентное противостояние с Россией дает карт-бланш на чрезвычайные меры.

Так что президентская затея борьбы с олигархическим влиянием может оказаться не столь безнадежной, как кажется на первый взгляд.

Украинские олигархи – это уже скорее уходящая натура, чем непробиваемая скала. К тому же Зеленский не собирается покушаться на основы их экономического процветания, делая ставку лишь на ограничение политического влияния.

Похоже, что борьба с олигархами станет главной темой в походе Зеленского на второй срок, и крупному бизнесу в этих условиях выгоднее подыграть президенту, чем ввязываться в рискованные затеи, вкладываясь в его оппонентов из старой элиты.

Парадоксальным образом украинская демократия, хоть и коррумпирована олигархическими кланами, во многом обязана своим выживанием постоянному противоборству между ними.

Ограничивая влияние олигархов, Зеленский направляет политическую систему Украины в новую эпоху, контуры которой пока плохо угадываются.

Оригинал материала ЗДЕСЬ

 

СМИ США
The Washington Post: Почему мир беспокоится о «Северном потоке – 2»

Газопровод, построенный по дну Балтийского моря от России до побережья Германии, всколыхнул геополитику. «Северный поток 2» вызвал в США и за их пределами опасения, что рычаги влияния Кремля на Европу и ее энергетический рынок усилятся после его ввода в эксплуатацию. Строительство газопровода, который поддерживала уходящий канцлер Германии Ангела Меркель, было …

СМИ США
The Washington Post: Байден выражает долгосрочную поддержку Украины.

В среду президент Байден встретился с президентом Украины Владимиром Зеленским, подтвердив поддержку суверенитета и безопасности Украины, предоставив Зеленскому личную встречу в Белом доме, которой тот ждал с момента вступления в должность в 2019 году. После бурного вывода войск из Афганистана, эта встреча дала Байдену возможность подчеркнуть приоритет внешней политики. В …

СМИ США
Forbes: Зеленский направляется в Вашингтон чтобы убедить США инвестировать в Украину.

За последнее время в Украине не было хороших новостей. Все шло не совсем так, как обещал президент Владимир Зеленский во время своей предвыборной кампании. Теперь президент Джо Байден, встречаясь со своим украинским коллегой в Белом доме 31 августа, вряд ли осыплет его подарками и похвалами. Украина пережила тяжелое десятилетие. Конфликт …