Bloomberg: Украинская война Путина направлена на то, чтобы сделать Владимира великим.

СМИ США

Автор статьи Ниалл Фергюсон (Niall Ferguson) – старший научный сотрудник Гуверовском институте Стэнфордского университета. Ранее он был профессором истории в Гарварде, Нью-Йоркском университете и Оксфорде считает, что Нынешние условия идеальны для российского вторжения, но историческое вдохновение скорее царское, чем советское.

Пусть вас не обманывает состоявшийся в прошлый четверг разговор между президентом России Владимиром Путиным и его американским коллегой Джо Байденом с обещанием продолжить переговоры в январе.

Когда одна из сторон настроена на войну, подобная дипломатическая активность часто продолжается даже за несколько часов до начала военных действий.

Мы не должны заблуждаться: Путин настроен на войну против Украины.

То, что грядет, является противоположностью внезапной атаки – хотя, несомненно, когда это произойдет, Байден будет настаивать на том, что, как и в ситуации с вирусом Омикрон, никто не мог этого предвидеть.

Еще в июле Путин опубликовал пространное эссе “Об историческом единстве русских и украинцев”, в котором он тенденциозно утверждал, что независимость Украины является неустойчивой исторической аномалией.

Таким образом, стало совершенно ясно, что он замышляет захват страны по примеру аншлюса Австрии нацистской Германией в 1938 году. Еще до появления эссе Путина Россия разместила около 100 000 военнослужащих вблизи северной, восточной и южной границ Украины.

Новости этих дней неприятно напоминают мне книгу английского историка А.Дж.П. Тейлора “Истоки Второй мировой войны”, который в прозе, пропитанной его фирменной иронией, проследил дипломатические шаги, приведшие от умиротворения к войне в 1938 и 1939 годах.

Неоднократно в этом году российский президент предупреждал о “красных линиях” в отношении безопасности России, пересечение которых вызовет “асимметричный ответ”. Например, 30 ноября он заявил, что “если на территории Украины появятся какие-то ударные системы… мы будем вынуждены создать нечто подобное в отношении тех, кто нам угрожает”.

17 декабря Россия выдвинула фактически ультиматум США и НАТО – краеугольного камня европейской безопасности с момента ее основания в 1949 году – опубликовав два проекта соглашений по безопасности: двусторонний договор между США и Россией и многостороннее соглашение между НАТО и Россией. В документах выдвигалось шесть ключевых требований:

  1. НАТО не должна принимать новых членов, включая Украину.
  2. США и НАТО не должны размещать ракеты малой и средней дальности в пределах досягаемости российской территории.
  3. США не должны размещать ядерное оружие за рубежом.
  4. НАТО не должна размещать войска или вооружения в странах-членах, которые присоединились к ней после так называемого Основополагающего акта от мая 1997 года. Сюда входят все бывшие страны Варшавского договора, такие как Польша, а также бывшие советские республики Балтии.
  5. НАТО не должна проводить военные учения на уровне выше бригады (от 3 000 до 5 000 военнослужащих) и в пределах согласованной буферной зоны.
  6. США должны согласиться не сотрудничать в военном отношении с постсоветскими странами.

Правда, некоторые из требований России сводятся к реанимации утративших силу соглашений по безопасности, которые НАТО и Россия подписали в прошлом. Например, запрет на развертывание ракет малой и средней дальности был бы сродни возрождению Договора о ядерных силах средней дальности, который распался в 2019 году после заявлений США о нарушениях со стороны России.

Соглашение о неразмещении сил НАТО в бывших странах-членах Варшавского договора восстановило бы 25-летний Основополагающий акт, который НАТО частично заморозила после того, как Россия аннексировала Крым в 2014 году. НАТО до сих пор не размещает войска в Восточной Европе на постоянной основе, поскольку официально не отменяла Основополагающий акт. Предлагаемые Россией ограничения на военные учения также напоминают о Договоре об обычных вооруженных силах в Европе, действие которого Москва приостановила в 2007 году.

Однако с 2017 года альянс “ротировал” примерно по 1100 военнослужащих в Эстонию, Латвию, Литву и Польшу в рамках политики расширенного передового присутствия. (Термин “ротация” был использован по настоянию Германии, чтобы избежать явного нарушения Основополагающего акта НАТО-Россия). Прекращение ротации стало бы значительной уступкой Москве.

Российские требования также включают в себя несколько очевидных невыполнимых условий. НАТО вряд ли отменит свое обещание, данное в 2008 году, о возможном членстве Украины и Грузии.

Даже если Байден захочет удовлетворить требование России о прекращении военного сотрудничества США с Украиной, Конгресс почти наверняка не позволит ему этого сделать и сможет самостоятельно принять закон о военной помощи. Наконец, требование России к США не размещать ядерное оружие за рубежом отменит один из основополагающих принципов НАТО – обмен ядерным оружием между странами-членами.

Взятые вместе, российские требования означают не что иное, как “новую Ялту”, которая фактически уступит России сферу влияния, простирающуюся на бывшие советские республики в Восточной Европе, подобно первоначальному Ялтинскому соглашению 1945 года, а также подорвет безопасность бывших стран Варшавского договора.

Такие требования стоило бы обсуждать только в том случае, если бы Россия предложила что-то серьезное взамен – например, вывод всех своих войск с территории Украины. Но Путин не намерен идти на уступки. Он готовит casus belli.

23 декабря Путин провел свою обычную пресс-конференцию в конце года. Он объяснил, что даже если российские гарантии безопасности “красной линии” будут выполнены на бумаге, Россия все равно не может доверять заверениям США, потому что ей “нагло лгали” по поводу расширения НАТО.

По его словам, для США иметь наступательное ударное оружие у “порога России” – это все равно, что для России иметь такое оружие в Канаде или Мексике. На вопрос журналиста, не сердится ли Россия, он процитировал царского министра иностранных дел XIX века князя Горчакова: “Россия не сердится, она концентрируется” – в смысле “концентрирует свои силы”.

Западные комментаторы часто ошибаются, считая, что цель Путина – возродить Советский Союз, вспоминая его нашумевшее высказывание в 2005 году о том, что распад советской империи был “величайшей геополитической катастрофой века”.

Судя по тому, как безжалостно его правительство расправилось с “Мемориалом” – организацией, занимающейся сохранением свидетельств преступлений советской системы и увековечиванием памяти миллионов ее жертв, – Путин действительно в какой-то степени обязан хранить остаточную верность мрачной тени Сталина.

На прошлой неделе московский суд закрыл “Мемориал” на том сомнительном основании, что он не признал публично, что является иностранным агентом.

“Мемориал” создает ложный образ Советского Союза как террористического государства”, – заявил государственный обвинитель Алексей Жафяров перед вынесением приговора суда. “Он заставляет нас каяться за советское прошлое, вместо того чтобы вспоминать славную историю… возможно, потому, что кто-то за это платит”.

И все же Путин тоскует не по сталинскому Советскому Союзу. Его ностальгия – это восходящая Российская империя Петра Великого. Он ясно дал это понять в увлекательном интервью Лайонелу Барберу, тогдашнему редактору Financial Times, в 2019 году. “Статуя царя-провидца возвышается над его церемониальным столом в кабинете министров”, – отметил Барбер. Петр I был “любимым лидером” Путина. “Он будет жить, – заявил российский президент, – пока живо его дело”.

Чтобы понять, что именно Путин имел в виду, нужно вернуться на три столетия назад, во времена Северной войны (1700-1721). Тогда  доминирующей военной державой Северной Европы была не Россия, а Швеция под предводительством самого необычного из скандинавских воинов – Карла XII. В Северной войне Карлу противостояли Фредерик IV, король Дании и Норвегии, Август Сильный, который был одновременно курфюрстом Саксонии, королем Польши и великим князем Литовским, и московитский царь Петр I. К 1709 году швед победил и Фредерика, и Августа. Но он встретил своего соперника в лице царя Петра.

В Полтавской битве (8 июля 1709 года) Петр Великий одержал самую важную победу за все время своего правления. Из-за русской тактики “выжженной земли” шведская армия была вынуждена отказаться от наступления на Москву и вместо этого двинулась на юг, чтобы расположиться на зимние стоянки. Место, которое выбрал Карл XII, – город Полтава – находится примерно в 200 милях к востоку от Киева. Сегодня он находится на востоке Украины, недалеко от спорных территорий Луганска и Донецка, которые контролируются поддерживаемыми Россией сепаратистами.

Где же тогда была Полтава? Конечно, не в России. Но нельзя сказать, что она была и в Украине – во всяком случае, не в современном смысле. Когда Иван Мазепа, гетман Запорожского войска, бросил свой жребий шведскому королю, он сказал, что действует “для общего блага нашей матери-отчизны бедной Украины, для всего Запорожского войска и малороссийского [русинского] народа…”.

Казацкий гетманат был основан в 1649 году Богданом Хмельницким, который сбросил польское господство над русинами Волыни, Брацлава, Киева и Чернигова, хотя в итоге его власть ограничилась областью вокруг Киева. То, что сегодня является Украиной, было оттянуто как на запад к Польше, так и на восток к Московии. Полтавская битва решила этот вопрос.

Из-за тяжелейшей зимы Карл остался с 22 000 шведов против 40 000 русских и 5 000 нерегулярных войск Петра. Сам Карл был ранен, когда шальная пуля попала ему в ногу. Из-за плохой разведки и ошибок во время первоначальной атаки около трети шведских сил было потеряно до начала решающей битвы. Уступая в численности и сражаясь, шведы были обращены в бегство. Уцелевшие сдались в Переволочне на Днепре. Сам Карл бежал в Османскую империю. Петр торжествовал победу.

Наследие Полтавы было непреходящим, как показывает Линдси Хьюз в своей биографии царя. Согласно легенде, Петр едва избежал смерти в трех местах во время битвы. Одна пуля пробила его треугольную шляпу, которая хранится в коллекции личных вещей царя в Эрмитаже и хотя пулевого отверстия не видно, следы военных действий есть на его бронзовом нагруднике, который также сохранился.

Луи Каравак, “Полтавская баталия”.

Полтава также послужила источником вдохновения для двух великих картин петровского царствования: “Петр I в Полтавской битве” Ж.Г. Таннауера и “Полтавская баталия” Луи Каравака. А поколения русских солдат слышали пересказ речи, которую царь якобы произнес перед битвой:

«Пусть знают русские войска, что настал час, который отдал в их руки судьбу всего отечества, решить, погибнет ли Россия или возродится и улучшит свое положение. Считайте себя вооруженными и собранными для борьбы не за Петра, а за государство, вверенное Петру, за род свой и за народ всей России, который до сих пор был вашей защитой и теперь ожидает окончательного решения судьбы. …О Петре знайте только то, что он не ставит себе в цену собственную жизнь, если только Россия и русское благочестие, слава и благополучие могут жить».

Именно эта история вдохновляет сегодняшнего царя Владимира гораздо больше, чем мрачные главы сталинского террора, который навсегда останется в памяти украинцев Голодомором, устроенным в Украине во имя коллективизации сельского хозяйства.

Это история, которая напоминает нам о том, насколько решающей была победа на территории нынешней Украины для становления России как европейской великой державы. Она также напоминает нам о том, что в начале XVIII века эта территория была столь же спорной, как и сегодня.

Является ли Путин простым фантазером, когда воображает себя наследником Петра I? Не обязательно. Неправда, как я часто слышу, что население России сокращается. На самом деле, с 2009 по 2020 год оно росло каждый год. Но посмотрите на экономические размеры государств-агрессоров в начале Второй мировой войны. По оценке британского историка экономики Ангуса Мэддисона, ВВП Советского Союза тогда составлял примерно половину ВВП США, Германии – 43%, Японии – 24%, Италии – 18%. Не нужно быть Голиафом, чтобы начать войну.

В любом случае, Путину не нужно начинать войну в стиле 1939 года, когда колонны танков грохочут по украинским полям. Полномасштабное сухопутное вторжение – это лишь один из вариантов.

Он также может начать атаку на черноморское побережье Украины или кампанию точных бомбардировок и ракетных ударов по ключевым украинским объектам.

Он может захватить дополнительные территории на востоке Украины, усилив вооружение своих ополченцев в этом регионе. Или он может начать широкомасштабные кибератаки, нанося ущерб украинским коммуникациям и инфраструктуре.

Последние войны России – не только в Украине с 2014 года, но и в Сирии с 2015 года – были отмечены устойчивой, поэтапной эскалацией, а не внезапными крупномасштабными вторжениями. Чтобы увидеть что-то похожее на российский блицкриг, нужно вернуться в Грузию в 2008 году, но даже она закончилась за пять дней и не включала в себя взятие грузинской столицы.

Нет никаких сомнений в готовности многих молодых украинцев сражаться, чтобы защитить свою страну. Но без помощи у них мало шансов. К сожалению, похоже, никто не собирается помогать.

На протяжении многих лет украинские правительства стремились к членству в ЕС и НАТО. Министр иностранных дел Дмитрий Кулеба повторил эти просьбы в двух статьях в августе и декабре прошлого года. Украина надеялась получить приглашение присоединиться к Плану действий по членству в НАТО на саммите альянса в Брюсселе в июне 2021 года. Приглашения не последовало.

Киев получил еще один удар, когда администрация Байдена отменила санкции против компании, контролирующей строительство газопровода “Северный поток-2” стоимостью 11 миллиардов долларов из России в Германию. Этот газопровод, строительство которого уже завершено, но он не функционирует, идет в обход Украины и лишает страну ежегодной платы за транзит в размере от 2 до 3 миллиардов долларов.

Наряду с Грузией и Молдовой, Украина стремится стать частью нового этапа расширения ЕС. Однако Брюссель не спешит всерьез начинать этот процесс. Официальная причина, по которой ЕС не ускоряет рассмотрение заявки Украины, заключается в том, что страна еще не соответствует Копенгагенским критериям:

  1. Стабильность институтов, гарантирующих демократию, верховенство закона, права человека, уважение и защиту меньшинств;
  2. Функционирующая рыночная экономика и способность справляться с конкурентным давлением и рыночными силами в рамках ЕС;
  3. Способность эффективно применять правила, стандарты и политику, составляющие свод законов ЕС (“acquis”), и приверженность целям политического, экономического и валютного союза.

Украинцы небезосновательно жалуются, что Румыния и Болгария едва ли отвечали всем этим критериям в 2006 году (за год до того, как они стали членами ЕС), не говоря уже о 2000 годе, когда начались переговоры.

Не остался без внимания украинцев и тот факт, что один из нынешних членов ЕС – Венгрия – сегодня занимает в рейтинге политических свобод Freedom House место не намного выше Украины.

Однако это лишь дополнительная причина для затягивания переговоров с ЕС. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан настолько непопулярен в Брюсселе, что многие европейские лидеры и чиновники опасаются, что принятие Украины добавит еще одну нелиберальную полуавтократию в лоно ЕС, которая затем может объединиться с Венгрией, Польшей и другими популистскими государствами против все более настороженной Европейской комиссии.

Если Путин предпримет военные действия, то совершенно очевидно, что Украина не получит значительной военной поддержки со стороны Запада.

Действительно, 8 декабря Байден однозначно исключил возможность отправки американских войск, а Белый дом отложил поставку военной помощи Киеву, опасаясь спровоцировать Путина.

Так что же имеет в виду Байден, когда говорит, как он сказал Путину в четверг, что США “решительно ответят, если Россия продолжит вторжение в Украину”?

Ответ заключается в том, что, как и в 2014 году, насилие будет встречено санкциями. 7 декабря Виктория Нуланд, заместитель госсекретаря по политическим вопросам, дала показания Конгрессу, что США и ЕС готовят “меры первого дня, меры пятого дня, меры десятого дня и т.д.”. Она отказалась назвать конкретные рассматриваемые санкции, но сказала, что они будут равносильны “полной изоляции России от мировой финансовой системы”.

На практике это, вероятно, означает отмену “Северного потока-2”, санкции против российского суверенного долга на вторичном рынке, санкции против государственных банков (включая ПАО “Сбербанк России”, крупнейший финансовый институт страны), ограничение конвертации рубля в доллар, ограничение импорта российских товаров и исключение России из SWIFT – доминирующей системы трансграничных платежей между банками.

Безусловно, это гораздо более жесткие санкции, чем те, что были введены в 2014 году. Однако все меры, которые серьезно повлияют на Россию, неизбежно повлекут за собой последствия для Запада.

Россия осознает это, особенно после того, как санкции 2018 года в отношении алюминиевой компании United Co. Rusal International PJSC потрясли мировые рынки алюминия и заставили США пойти на попятную.

Санкции против российских экспортеров сырья дорого обойдутся не только России, но и многим другим странам. США могли бы добавить российскую нефтяную компанию “Роснефть” в “черный список” Казначейства, но это вряд ли помогло бы администрации решить проблему инфляции.

Санкции в отношении “Северного потока – 2”, которые доминируют в СМИ, являются относительно незначительным наказанием и не повлияют на способность России получать доходы от продажи газа. И Москва вполне способна выдержать вторичные санкции по суверенному долгу, поскольку у нее есть валютные резервы в размере 620 миллиардов долларов, отношение долга к ВВП составляет всего 18%, а в ближайшие два года планируется профицит бюджета.

Самым слабым звеном в стратегии Запада является, конечно же, зависимость Европейского Союза от поставок российского природного газа, на который в 2020 году приходилось 43% всего импорта газа в ЕС.

Президент Франции Эммануэль Макрон и канцлер Германии Олаф Шольц недавно встретились с президентом Украины Владимиром Зеленским в Брюсселе и повторили обычные обещания “масштабных последствий” и “серьезных издержек”, если Россия предпримет военные действия против Украины.

Но эти жесткие слова были сведены на нет призывом Шольца – в его первой речи в качестве канцлера – к новой Ostpolitik, что является намеком на политику холодной войны канцлера Западной Германии Вилли Брандта по нормализации отношений между Федеративной Республикой и странами советского блока, включая Восточную Германию, Польшу и Советский Союз.

Не очень большая Северная война, которая, похоже, вот-вот разразится, будет асимметричной не в нескольких отношениях. Российские силы, похоже, будут подавлять украинскую оборону. Запад ответит финансовыми санкциями. Но цена этих санкций будет выше для европейцев, чем для американцев, и не будет достаточно высокой для России, чтобы сдержать Путина. Словом, трудно представить, как обстоятельства могут быть более благоприятными для самого смелого удара царя Владимира. И еще несколько недель дипломатической болтовни не изменят этого.

Война, я боюсь, приближается. Она имеет привычку делать это с Украиной и ее окрестностями, частью мира, которую историк Тимоти Снайдер из Йельского университета справедливо назвал “Кровавыми землями” из-за ужасов, свидетелем которых она стала в 1930-х и 1940-х годах.

Однако не эта история занимает главное место в сознании Владимира Путина. Не удивляйтесь, если его парад победы пройдет в Полтаве.

СМИ США
The New York Times: Экономические издержки войны давят на западных лидеров.

В своей статье в издании The New York Times Дэн Билефски (Dan Bilefsky) и Стивен Эрлангер (Steven Erlanger) подводят итоги саммита НАТО и его результаты в части поддержки Украины. Они отмечают ряд проблем, с которыми предстоит иметь дело лидерам стран-членов Альянса. Западные лидеры покинули встречу с новыми обязательствами по объединению …

СМИ США
The Washington Post: Как хваленые кибервозможности России оказались неэффективными в Украине.

Автор статьи в издании The Washington Post Дэвид Игнатиус (David Ignatius) пишет о том, что скрытое от посторонних глаз партнерство крупнейших технологических компаний мира, разведывательных служб США и НАТО, а также проворной армии хакеров Украины преподнесло один из сюрпризов войны с Россией, в значительной степени сорвав дерзкие хакерские операции Кремля …

СМИ США
Time: Лидеры Франции, Германии и Италии посетили Киев в знак коллективной европейской поддержки.

Журнал Time сообщает, что Лидеры Франции, Германии, Италии и Румынии прибыли в Киев в четверг в знак коллективной европейской поддержки Украины, пытающейся противостоять российскому вторжению, что стало самым громким визитом в столицу Украины с момента вторжения России. Офис президента Франции сообщил, что президент Эммануэль Макрон, канцлер Германии Олаф Шольц и …