Atlantic Council: Война Путина ведет Украину к настоящей независимости.

СМИ США

(16-01-2021) Одной из самых значимых дат 2021 года станет тридцатая годовщина распада Советского Союза. Историческое значение этого события не вызывает сомнений, но характер предстоящего юбилея, скорее всего, будет разительно отличаться в разных независимых государствах, составляющих постсоветский мир.

Для стран Балтии распад СССР становится все более далеким воспоминанием об ушедшей эпохе. В путинской России это – открытая рана и продолжительный источник национального унижения. В Украине это незавершенное дело.

Многие из препятствий, с которыми столкнулась постсоветская Украина, были одинаково очевидны и в других странах бывшей советской империи. От хронической коррупции и чрезмерной власти олигархов до разрушающейся инфраструктуры и повсеместной бедности. Это большие практические проблемы, стоящие перед украинским обществом с 1991 года, были полностью типичны для этого региона.

Что выделяет украинский опыт, так это роль России. Среди всех бывших советских республик Украина занимает уникальное место в российском воображении, которое позиционирует ее близко к сердцу собственного “я” самой России.

Даже сегодня многим россиянам трудно иметь дело с понятием Украины как отдельной и независимой нации.

Это неудивительно. Современная Россия ведет свою историю от древней Украины и могучего государства, возникшего в раннем средневековье вокруг украинской столицы Киева. Другие украинские города, такие как Одесса, Харьков и Донецк, также играют важную роль в национальной истории России, наряду с целыми украинскими регионами, включая Донбасс и полуостров Крым.

От языка и религии до семейных и культурных связей – эти две современные страны остаются неразрывно связанными между собой таким образом, что границы между ними продолжают размываться. Однако эти отношения далеки от равенства.

Россия настолько долго и всесторонне доминировала в Украине, что ей удалось исказить саму суть национальной идентичности Украины. 

Начиная с 1600-х годов, столетия прямого контроля России над Украиной позволили поднять волну русификации. Подобные процессы происходили и в других местах царской и советской империй, но нигде они не были такими интенсивными, как в Украине.

В течение сотен лет российская власть активно подавляла все остатки отдельной и своеобразной украинской идентичности. Украинцы оказались сведены к статусу “маленьких русских”; их язык был высмеян и объявлен вне закона как диалект; их история была стерта или переписана, чтобы отразить российское имперское видение. 

Тем временем, огромное количество русских было вынуждено поселиться на Украине, особенно в малонаселенных степных землях на юге и востоке страны. Даже сегодня эти регионы продолжают составлять сердце российского влияния на Украине.

При Сталине русификация Украины достигла апокалиптических масштабов. Голод 1932-33 годов убил миллионы украинцев, а годы сталинского террора целенаправленно нацелились на духовное, интеллектуальное и культурное лидерство украинской нации.

К последним десятилетиям советской эпохи русификация украинского общества продвинулась настолько, что вся концепция украинской государственности была квалифицирована как опасный экстремизм.

Этот фон делает еще более примечательным референдум 1991 года, когда более 92% избирателей поддержали создание независимой Украины. Это также во многом объясняет непрекращающуюся политическую нестабильность, от которой с тех пор страдает Украина.

Рассвет независимости Украины не означал окончательного прекращения влияния России. Вместо этого, прямой контроль уступил место косвенному управлению через глубокое проникновение Москвы в политическую и деловую элиту Украины.

Пророссийские политические партии и поддерживаемые Россией украинские СМИ продолжали пропагандировать дружественные Кремлю идеологические посылы, в то время как Русская Православная Церковь обеспечивала духовное измерение этой неформальной империи.

Устойчивое российское влияние значительно осложнило усилия постсоветской Украины по национальному строительству. Оно породило у некоторых слоев общества примечательную степень враждебности к повседневным проявлениям украинской государственности, способствовало разжиганию бесконечного шествия войн памяти.

Попытки переосмыслить прошлое страны в украинских терминах постоянно вызывают протесты миллионов украинцев, которые продолжают принимать русско-ориентированные интерпретации региональной истории.

В конечном счете, неуклюжий баланс между российским прошлым и независимым настоящим Украины был обречен на провал. Отношения так и не оправились от шока проевропейской “оранжевой революции” 2004 года. Окончательный крах произошел десять лет спустя, когда украинцы снова вышли на улицы миллионами в знак протеста против попыток России заблокировать Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом. 

Военная реакция России на европейский выбор Украины обнажила уродливую имперскую реальность, стоящую за традиционными призывами Москвы к славянскому братству.

Это привело к катастрофическим последствиям. Вместо того, чтобы спровоцировать крах украинской государственности, российское вторжение в Крым и восточную Украину в 2014 году сумело мобилизовать украинскую национальную идентичность так, как мало кто до этого мог себе представить.

Семь лет спустя явное большинство украинцев видят в России государство-агрессор в войне, которая стала определять непрекращающуюся борьбу Украины за подлинную независимость.   

Эта борьба еще далека от завершения. Многие сейчас рассматривают избрание Президента Зеленского как опасный шаг в неправильном направлении.

С момента вступления в должность весной 2019 года Зеленский назначил на высокие государственные посты многочисленных деятелей с пророссийскими корнями.

В отличие от своего предшественника Петра Порошенко, Зеленский принижает важность усилий Украины по созданию собственной национально исторической концепции, предпочитая вместо этого по возможности избегать минного поля политики памяти.

Россия также далека от того, чтобы признать поражение. Несмотря на ущерб, нанесенный российскому влиянию в Украине, продолжающейся оккупацией Крыма и неурегулированным конфликтом на востоке страны – прокремлевская “Оппозиционная платформа за жизнь” (ОПЗЖ) остается второй по величине политической силой в Парламенте.

Пророссийские силы по-прежнему контролируют большую часть основных украинских СМИ, а российская поп-культура остается вездесущей частью украинской повседневной жизни.

Тем не менее, практически невозможно представить какой-либо сценарий, который позволил бы вернуться к довоенному «статусу-кво» 2014 года. Конфликт затронул слишком много жизней и разрушил слишком много иллюзий.

Каждый день в течение почти семи лет десятки тысяч украинских солдат защищали страну от российской агрессии. Многолетние экономические связи были разорваны. Разделенные семьи перестали общаться. Между тем, все украинское население стало свидетелем гнусной пропаганды, которую неустанно проводит Россия с целью очернить имя Украины. Это делает примирение отдаленной перспективой. Когда оно, наконец, наступит, любая оттепель прекратится, если между двумя народами не будет существовать той близости, которая когда-то существовала.  

Самый реалистичный прогноз состоит в том, что российское влияние будет постепенно уменьшаться в течение ближайшего десятилетия по мере того, как советское поколение украинцев будет выходить на пенсию и заменяться постсоветскими украинцами, которые более склонны видеть свое будущее как часть западного мира.

Москва сохранит способность в течение многих лет иметь значительный инструмент влияния на Украину, но она уже не сможет полностью диктовать ход событий.

Закату неофициальной империи России в Украине суждено стать величайшим геополитическим последствием распада СССР.

Этот процесс способен трансформировать политическую карту Европы.

По мере приближения тридцатой годовщины распада СССР Украина как никогда близка к выходу из российской сферы влияния.

Оригинал материала здесь.

 

ПОДПИШИТЕСЬ
Получайте уведомления о публикации первыми!
СМИ США
The New York Times: Там, где украинцы готовятся к тотальной войне с Россией.

UA-WORLD недавно публиковало статью Guardian “Что им от нас нужно?” о  Марьянке. Сегодня аналогичное исследование от The New York Times о Северо-Крымском канале. Он идет из Украины на оккупированный Россией полуостров Крым. Сегодня канал становится одним из главных очагов конфликта в Европе. Статья посвящена настроениям и мыслям людей, которые живут …

СМИ США
Foreign Policy: Блинкен показал в Киеве новое лицо американской дипломатии.

Когда госсекретарь США в последний раз посещал с визитом Украину, в центре внимания в США был импичмент президенту Трампу и все неприятности, с ним связанные. Тогда госдепартамент США был втянут в скандал с (первым) импичментом Трампа, в центре которого был отказ Трампа поставлять оружие в Украину, если она не осуществит …

СМИ США
The Wall Street Journal: В Украине растут опасения по поводу новой игры России.

WSJ (The Wall Street Journal) це не «Сільскі вісті» і тим більше не «Молодь України». Це видання читають ті, хто за ранковою кавою оцінює Україну, як місце інвестицій Після прочитання цієї статті – всі питання інвестицій зникають. Ну це, як у Польщі сказати про плюси СРСР. Дебільно, гонорово і не …