ATLANTIC COUNCIL: Россия тихо оккупирует информационное пространство Украины.

СМИ США

(6-07-2020) Шестилетняя военная интервенция Владимира Путина в Украину не смогла повернуть страну вспять, но кремлевский лидер далек от признания поражения.

Напротив, его гибридная война против Украины остается в центре внешней политики России.

За последний год Путин отверг международные призывы к компромиссу с новым президентом Украины Владимиром Зеленским.

Вместо этого, он продолжает публично подрывать государственность Украины, сигнализируя о своей готовности к долгосрочной геополитической конфронтации, ускоряя выдачу российских паспортов украинским гражданам на оккупированном Россией востоке Украины.

Имеются также признаки нарастающего российского наступления в информационной сфере Украины, когда Кремль получает косвенный контроль над ключевыми СМИ в попытке повернуть вспять волну украинского общественного мнения в пользу Москвы.

В июне 2020 года журналисты авторитетного украинского телешоу “Схемы” (совместный проект Радио “Свобода” и телеканала “UA:Первый”) сообщили, что ближайший союзник Владимира Путина в Украине, прокремлевский политик Виктор Медведчук владеет 24,66% акций самого популярного в Украине телеканала “1+1”.

Это утверждение, основанное на данных компании и собственных активах Медведчука говорит о том, что он еще более влиятелен в украинской медиа-индустрии, чем считалось ранее. Как сообщается, за последние несколько лет он построил грозную украинскую медиа-империю за счет покупок, сделанных партнерами и подставными лицами. В числе приобретений – новостные телеканалы NewsOne, 112 и ЗІК.

Эта ползучая оккупация информационного пространства Украины не осталась незамеченной. Выступая в мае 2020 года, экс-премьер-министр Украины Арсений Яценюк пожаловался на то, что страна находится под серьезной угрозой потери контроля над внутренним информационным пространством в связи со все более прямым влиянием России. “Путин контролирует 50% новостных каналов в Украине, поэтому он легко может контролировать 50% умов и сердец украинцев”, – прокомментировал экс-премьер.

Усилия Москвы по построению украинской медиа-империи не должны стать сюрпризом. Путин всегда придавал большое значение контролю над СМИ.

В первые дни своего президентства он быстро двинулся к тому, чтобы создать намордник зарождающейся свободной прессы России. Спустя годы, во время наступательных действий России в 2014 году в Крыму и на востоке Украины, путинские силы сделали приоритетом захват вещательной инфраструктуры и принудительно вытеснили из эфира украинские телеканалы.

Доминирование медиа-среды на остальной территории Украины оказалось несколько сложнее. С 2014 года украинские власти запретили вещание российских телеканалов и наложили ограничения на телевизионное содержание российского производства. В то же время, олигархические владельцы крупных украинских медиа-холдингов в значительной степени уступили место общественному патриотизму и поддержали усилия страны по защите от российской агрессии.

Это не оставило Кремлю иного выбора, кроме как приобрести собственные украинские медиаактивы.

Выбор Медведчука в качестве лидера российской медиа-агрессии указывает на значимость этого начинания. Несмотря на то, что в украинской политике и бизнесе все еще существует большое количество влиятельных прокремлевских фигур, ни одна из них не близка к Путину настолько, как Медведчук. В 2017 году газета Financial Times писала о возвращении Медведчука из тени, утверждая, что “многие подозревают его в том, что он является агентом г-на Путина”.

В своей высоко оцененной книге “Вся кремлевская рать» автор Михаил Зигарь идет еще дальше, утверждая, что Медведчук уже давно является “главным источником информации о том, что происходит в Украине” и единственным человеком, которому Путин доверяет в Украине. По словам Зигаря, Медведчук “фактически является спецпредставителем Путина в Украине”.

Впервые Медведчук достиг общенациональной известность в Украине в 1990-х годах как лидер Объединенной социал-демократической партии Украины. До своей нынешней роли неофициального представителя Путина в Украине вершиной политической карьеры Медведчука было его пребывание на посту главы администрации второго президента Украины Леонида Кучмы. На этом посту его обвинили в организации медиа-кампаний против лидера украинской оппозиции Виктора Ющенко, которого изобразили как опасного националиста. Зигарь считает, что и тогда Медведчук “разделял часть “украинофобии” московского чиновничества”.

Отношения Медведчука с Путиным восходят к временам его пребывания в администрации Кучмы. Первоначально они встречались в рамках двустороннего диалога, а в 2004 году стали достаточно близки, чтобы Путин стал крестным отцом дочери Медведчука. Как бы подчеркивая связь с Кремлем, крестной матерью ребенка была Светлана Медведева, жена путинского лоялиста Дмитрия Медведева.

После продемократической “оранжевой революции” 2004 года политическое положение Медведчука ухудшилось. В связи с тем, что его Объединенная социал-демократическая партия Украины все больше затмевалась растущей мощью донецкой Партии регионов, Медведчук попытался заново изобрести себя лидером партии “Не Так”, которая выступала против евроатлантической интеграции Украины. Дорогой проект не произвел впечатления, набрав всего 1% голосов на парламентских выборах в Украине в 2006 году.

Затем Медведчук провел несколько лет вне поля зрения, прежде чем вернуться в украинскую политическую драку в 2012 году с запуском движения “Украинский выбор”. Эта новая политическая инициатива призвана сыграть значительную роль в кампании против планов Украины по подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС. Вместо евроинтеграции Медведчук лоббировал присоединение Украины к возглавляемому Москвой Евразийскому экономическому союзу.

В рамках этой стратегии Путин и Патриарх Русской Православной Церкви Кирилл были приглашены на летнюю конференцию 2013 года в Киеве, цель которой – способствовать принятию Украиной “православных ценностей” и сигнализировать о членстве страны в “Русском мире”. Среди других примечательных аспектов кампании – гомофобные плакаты, приравнивающие европейскую интеграцию к однополым бракам. Несмотря на эти усилия, решение президента В.Януковича отказаться от запланированного соглашения об ассоциации с ЕС вызвало массовые протесты, которые переросли в Евромайданскую революцию 2013-14 годов, что привело к историческому повороту Украины навстречу западному миру.

В первые годы необъявленной российско-украинской войны, разразившейся после евромайданской революции, Медведчук продолжил свое политическое возвращение, выступая в качестве предпочтительного контакта Кремля на переговорах об обмене заключенными. В 2018 году он подтвердил свой статус наиболее влиятельного пророссийского политика Украины, взяв на себя руководящую роль председателя партии “Оппозиционная платформа за жизнь”, которая в июле 2019 года заняла далекое, но внушающее доверие второе место на парламентских выборах в Украине.

Последняя политическая машина Медведчука разделяет дружественную Кремлю повестку дня его предыдущих инициатив. Партия значительно выигрывает от благоприятного освещения его расширяющейся медиа-империи и сумела затмить своих соперников-русофилов среди традиционно московского электората на юге и востоке Украины. Однако, учитывая, что избирательная база в значительной степени сконцентрирована в возрастной группе пенсионеров, неясно, имеет ли проект “Оппозиционная платформа – за жизнь” потенциал для значительного дальнейшего роста.

Это часть более широкой тенденции, которая не сулит ничего хорошего Кремлю. Поддержка пророссийских партий резко упала с начала российской агрессии в 2014 году, когда Медведчук и другие российские политические силы вместе набрали менее 20% голосов на президентских и парламентских выборах в Украине в 2019 году. Это далеко не все 40%-50% пророссийских кандидатов в стране, которые регулярно получали поддержку в предвоенные годы.

Резкое снижение поддержки прокремлевских партий объясняет, почему Россия, похоже, стремится укрепить свои позиции на украинском медиа-ландшафте.

Медиа-поддержка будет иметь решающее значение, поскольку Кремль стремится трансформировать украинское общественное мнение и устранить ущерб, нанесенный за последние шесть лет.

Уже есть признаки того, что этот процесс идет. В нынешних условиях украинским СМИ, контролируемым Москвой, мало смысла наводнять информационное пространство страны пропутинскими сообщениями. Однако, телеканалы, связанные с Медведчуком, сыграли важную роль в недавних кампаниях по дискредитации программы реформ в Украине и продвижению антиамериканских нарративов. Это тесно связано с усилиями Кремля в других странах, направленными на то, чтобы вбить клин между Украиной и западными партнерами страны, и в то же время ослабить внутренний энтузиазм в отношении евроатлантической траектории Украины.

В своих личных заявлениях Медведчук не проявляет такой осмотрительности и совершенно открыто говорит о своей прокремлевской позиции. Выступая прошлым летом на BBC, он признался, что негативно относится к большинству украинцев, которые считают Россию агрессором. Он также неоднократно обвинял руководство Украины в “примитивной русофобии” и “антироссийской истерии”.

Будет ли украинская власть реагировать на надвигающуюся угрозу информационной оккупации?

Еще в августе 2019 года президент Зеленский поднял вопрос о перспективах масштабного зондирования финансирования интересов политической партии Медведчука и СМИ. “Существуют большие вопросы о том, откуда они берут деньги для своей партии и своих телеканалов. Мы знаем о денежных суммах и знаем, из какой страны они поступают. Это будет очень большой скандал, и для них он закончится очень плохо”, – прокомментировал Зеленский. Однако никаких дальнейших действий не последовало. Точно так же Зеленский отказался от интервенции весной 2020 года, когда Медведчук возглавил делегацию украинских депутатов в Москву.

Учитывая, что президент Зеленский, видимо, не хочет противостоять Медведчуку, похоже, что любимый украинец Путина еще некоторое время будет продолжать играть роль неофициального посла Москвы в Киеве. С карьерой, которая продлилась три десятилетия до первых лет независимости, Медведчук является одним из величайших выживших в вероломном мире украинской политики. Он, пожалуй, никогда не был так силен, как сегодня.

Помимо того, что Медведчук играет важную роль в партийной политике страны, расширяющийся медиа-портфолио делает его одним из ключевых формирователей общественного мнения в Украине.

Последствия роста Медведчука для национальной безопасности столь же зловещи, сколь и очевидны. В то время как Украина уже седьмой год подряд пытается защититься от российской агрессии, трудно представить себе ничего более безрассудного, чем позволить ближайшему союзнику Путина собрать медиа-империю в стране. С 2014 года информационная арена является решающим фронтом в гибридной войне России против Украины.

В Медведчуке Москва, возможно, наконец-то нашла ключ к окончательной победе.

Оригинал материала здесь.

 

ПОДПИШИТЕСЬ
Получайте уведомления о публикации первыми!
СМИ США
The New York Times: Там, где украинцы готовятся к тотальной войне с Россией.

UA-WORLD недавно публиковало статью Guardian “Что им от нас нужно?” о  Марьянке. Сегодня аналогичное исследование от The New York Times о Северо-Крымском канале. Он идет из Украины на оккупированный Россией полуостров Крым. Сегодня канал становится одним из главных очагов конфликта в Европе. Статья посвящена настроениям и мыслям людей, которые живут …

СМИ США
Foreign Policy: Блинкен показал в Киеве новое лицо американской дипломатии.

Когда госсекретарь США в последний раз посещал с визитом Украину, в центре внимания в США был импичмент президенту Трампу и все неприятности, с ним связанные. Тогда госдепартамент США был втянут в скандал с (первым) импичментом Трампа, в центре которого был отказ Трампа поставлять оружие в Украину, если она не осуществит …

СМИ США
The Wall Street Journal: В Украине растут опасения по поводу новой игры России.

WSJ (The Wall Street Journal) це не «Сільскі вісті» і тим більше не «Молодь України». Це видання читають ті, хто за ранковою кавою оцінює Україну, як місце інвестицій Після прочитання цієї статті – всі питання інвестицій зникають. Ну це, як у Польщі сказати про плюси СРСР. Дебільно, гонорово і не …