Atlantic Council: Почему Путин проигрывает информационную войну Украине.

Война Путина
СМИ США

Автор статьи в Atlantic Council Андерс Ослунд (Anders Åslund), старший научный сотрудник Стокгольмского форума свободного мира считает, что Путин давно пользуется репутацией мастера информационной войны. За последнее десятилетие его использование социальных сетей и агрессивное продвижение фальшивых нарративов сыграли решающую роль в ряде знаковых достижений, таких как захват Крыма в 2014 году и избрание Дональда Трампа в 2016 году.

Это делает нынешнее положение дел еще более удивительным. Вторжение Путина в Украину продолжается менее двух недель, уже ясно, что информационная война решительно проиграна.

С момента начала путинской атаки 24 февраля мир в подавляющем большинстве случаев выступал в поддержку Украины. Именно это подавляющее большинство международного сообщества решительно осудило российскую агрессию. Действительно, война широко обсуждается как самый черно-белый вопрос борьбы добра против зла в современной истории.

Вторжение Путина явно сделало Россию токсичной в такой степени, что даже ее грозная машина дезинформации не смогла противостоять ей.

Оно привело к беспрецедентным международным санкциям и убедило многие крупнейшие компании мира разорвать все связи с этой страной. Даже такие ранее надежные партнеры, как Китай, похоже, все чаще не хотят открыто выступать на стороне Кремля.

Ложные российские нарративы больше не получают места в международных СМИ. Попытки Путина оправдать свое вторжение не получили заметного успеха. Вместо этого его все более безумные разглагольствования об украинских “неонацистах” и “наркоманах” были широко высмеяны или просто отвергнуты.   

Столкнувшись с реальностью катастрофического поражения на информационном фронте, Путин отступил и теперь начинает отчаянно пытаться защитить свою позицию перед внутренней российской аудиторией. За первые десять дней войны Москва запретила Facebook и Twitter, закрыла большинство оставшихся в стране относительно независимых СМИ и ввела новые драконовские законы, обещающие длительные тюремные сроки для всех, кто осмелится подвергнуть сомнению оруэлловскую линию Кремля в отношении войны в Украине.

Почему после многих лет успеха Путин теперь в чистую проигрывает информационную войну?

Одним из ключевых отличий нынешней войны от российского вторжения 2014 года является присутствие в Украине большого количества международных корреспондентов. Во многом благодаря политике администрации Байдена, которая постоянно раскрывала детали планов вторжения Путина, наблюдательный мир заблаговременно знал, что вот-вот может разразиться крупный конфликт. Как следствие, представители международных СМИ начали собираться в Украине в конце 2021 года.

К началу февраля многие лучшие отели Киева были заполнены журналистами и съемочными группами со всего мира. Этот наплыв также привел к тому, что репортеры в большом количестве направились в столицы регионов, такие как Харьков, Львов, Мариуполь и Одесса.

Беспрецедентное присутствие международных СМИ в Украине позволило сотням журналистов лично познакомиться с реальной ситуацией в стране. В отличие от этого, предыдущие украинские новости, как правило, освещались московскими бюро и лишь немногие действительно проживали в Киеве. Это привело к формированию москвоцентричного взгляда на украинские дела, при этом руководители бюро часто придавали слишком большое значение кремлевским нарративам, отдавая предпочтение снисходительным выводам своих российских коллег.

В отличие от них, западные журналисты, приехавшие в Украину в месяцы, предшествовавшие началу военных действий, были в значительной степени свободны от российских предубеждений и вскоре начали пересматривать международное освещение событий в стране. Очень важно, что они ни в коей мере не были связаны с Кремлем, в отличие от московских корреспондентов, которые должны получить российскую государственную аккредитацию, если хотят сохранить свою работу.

Кремлю нравится держать своих иностранных корреспондентов на относительно коротком поводке. Московские международные журналисты, как правило, получают очень ограниченный прямой доступ к высокопоставленным чиновникам и часто вынуждены полагаться на информацию, подаваемую с ложечки.

Любой корреспондент, который говорит неудобную правду, рискует быть высланным, как это произошло с Люком Хардингом из The Guardian и Сарой Рейнсфорд из BBC. Столкнувшись с вполне реальной перспективой потерять средства к существованию, многие московские корреспонденты занимаются самоцензурой и быстро учатся избегать запретных тем.

Медиаклимат в Украине разительно отличается. Хотя в украинских СМИ по-прежнему доминируют интересы олигархов и они склонны к крайне предвзятому освещению событий, до жесткой государственной цензуры российских СМИ, контролируемых Кремлем, им еще очень далеко. Вместо этого множество различных СМИ Украины конкурируют друг с другом, создавая несовершенный, но плюралистический медиарынок.

Благодаря этой удивительно свободной и надежной информационной среде, международные журналисты в Украине смогли взаимодействовать с широким кругом местных коллег, чтобы составить всестороннее представление об истинной ситуации в стране. Это взаимодействие также помогло подчеркнуть общую профессиональную этику и общие ценности, которые объединяют украинцев и их западных коллег.

Драматическое улучшение освещения Украины в международных СМИ в последнее время – это лишь часть причин оглушительного поражения России в информационной войне.

Самым важным фактором остается фундаментальная слабость собственного нарратива Путина. Его заявление об искоренении “нацизма” в стране с президентом-евреем, в которой ультраправые партии постоянно получают однозначные результаты голосования, является очевидным абсурдом. Еще хуже то, что военные преступления, совершенные его войсками в Украине, вызывают тошноту во всем мире.

В то время как Путин стал изгоем, президент Украины Владимир Зеленский превратился в мирового героя.

Разумные и прямолинейные ежедневные брифинги Зеленского и его запоминающиеся видео с селфи стали откровением, а такие знаковые цитаты, как “Мне нужны боеприпасы, а не эвакуация”, уже вошли в историю. В отличие от очевидной лжи Путина, Зеленский выглядит искренним и откровенным. Он не изолирует себя и не заставляет коллег и представителей СМИ сидеть на противоположных концах десятиметровых столов.

Если Зеленский – несомненная звезда информационной войны Украины, то другие украинские чиновники также отлично справляются со своими обязанностями. Министр иностранных дел Дмитрий Кулеба был заметным и эффективным присутствием в социальных сетях, как и министр цифровой трансформации Михаил Федоров.

Украинские военные приняли вызов, регулярно обновляя информацию и давая четкие, последовательные сообщения. Их поддержало обширное и активное гражданское общество Украины, которое послужило неофициальной армией информационной войны, публикуя достоверную информацию о военных действиях и российских злодеяниях, а также изобретательные мемы и патриотические послания, повышающие моральный дух.

Путин еще может добиться временного военного господства над Украиной с помощью подавляющей силы, но далеко не ясно, как он может надеяться превратить это в устойчивое политическое урегулирование. Инфовойна уже проиграна, а жестокость российского нападения отравила двусторонние отношения на десятилетия вперед.

Пока железный занавес репрессий опускается на путинскую Россию, международные медийные организации уже должны смотреть вперед, на будущий послевоенный период.

Если Украина выйдет из нынешнего конфликта непобежденной, региональные корреспондентские бюро должны покинуть удушающую атмосферу Москвы и переехать в Киев, где климат свободы СМИ и отсутствие политического давления позволят им освещать события в регионе с гораздо большей правдивостью и точностью.

СМИ США
The New York Times: Перестройка армии РФ провалилась.

Автор статьи в издании The New York Times Нил Макфаркухар (Neil MacFarquhar) анализирует состояние вооруженных сил России. На основании опыта Украины он приходит к выводу, что все попытки ее реформировать в значительной степени провалились. Не монстр, но и не кролик. Армейские машины настолько обветшали, что ремонтные бригады размещались примерно через …

СМИ США
The New York Times: Растущие военные неудачи пробивают пузырь пропаганды Кремля.

Авторы статьи в издании The New York Times Антон Трояновский (Anton Troianovski) и Марк Сантора (Marc Santora) пишут о том, что усилия официальной кремлевской пропаганды по замалчиванию военных неудач в войне с Украиной прорывают абсолютный контроль диктаторского режима Путина на средствами массовой информации. Поражение российского батальона, пытавшийся переправиться через реку …

СМИ США
Time: Украина демонстрирует силу свободного народа.

Автор материала в издании Time Фредерик Каган (Frederick Kagan) пишет о том, что российское вторжение в Украину – это противостояние диктатуры против свободного народа. Свободный народ побеждает в немалой степени потому, что он свободен. И Украина, и Россия вышли из разрушенного Советского Союза с бременем поколений угнетения. Обе страны боролись …