Atlantic Council: Почему отношения Германии с путинской Россией – проблема для Украины.

СМИ США

Когда сегодня 12 июля президент Украины Владимир Зеленский встретится с канцлером Германии Ангелой Меркель, они найдут много общего в своем анализе России.

Немецко-российские отношения резко ухудшились за последний год после того, как Меркель предложила медицинскую помощь российскому оппозиционному лидеру Алексею Навальному. Заявление Берлина о том, что он был отравлен «Новичком», вызвало яростную реакцию Москвы.

Это произошло на фоне предыдущих кибератак на парламент Германии, министерства иностранных дел и обороны страны, а также убийства беглого чеченца в берлинском парке человеком, связанным с российской военной разведкой.

В 2014 году Меркель ранее продемонстрировала принципиальную позицию, когда возглавила коалицию ЕС в ответ на аннексию Россией Крыма и установление сепаратистских режимов на востоке Украины.

Возмущенная пренебрежением Москвы к международному праву и ее готовностью пойти на риск дестабилизации Европы, она добилась единой позиции как в Германии, так и в ЕС в отношении санкций против России.

Эта бескомпромиссная позиция стала резким поворотом в политике Германии в отношении России.

Будучи относительно молодым немецкоговорящим российским лидером, Путину удалось заставить немецких политиков поверить в то, что Россия видит свое будущее в тесном сотрудничестве с Европой на основе общих ценностей и устремлений.

Дружба между Путиным и Герхардом Шредером символизировала этот новый уровень отношений, который немецкие дипломаты назвали лучшим за последние 100 лет.

В первые годы своего канцлерства Меркель в основном придерживалась про-российской политики своего предшественника, хотя она не стеснялась встречаться с лидерами оппозиции и поддерживала личные отношения с самим Путиным.

Брошенная администрацией Обамы в значительной степени в одиночку управлять ситуацией в Украине в 2014 году, Меркель сыграла важную роль в инициировании Минского мирного процесса, направленного на урегулирование конфликта на востоке Украины.

Однако плохо проработанные минские соглашения привели к предсказуемо малым результатам.

Важно отметить, что Берлин никогда официально не оспаривал претензии Москвы на роль посредника в установлении мира, хотя на самом деле Россия была стороной конфликта.

Тем не менее, санкции ЕС остались в силе, а большая часть немецкого бизнеса смирилась с тем, что в отношениях с Россией политические интересы превалируют над экономической выгодой. С начала 1990-х годов и до 2014 года Германия последовательно утверждала, что расширение экономических отношений с Россией будет способствовать модернизации ее институтов и улучшению правопорядка.

Реальность оказалась совершенно иной. Россия создала свой собственный тип кумовского капитализма, который душил политическую и экономическую конкуренцию и опирался на послушных прокуроров и судей для обеспечения исполнения своей воли. Вместо того чтобы модернизировать свои институты, она вкладывает деньги в модернизацию армии и сил безопасности.

Немецкие политики настолько погрязли в принятии желаемого за действительное, что пропустили предупреждающие знаки в 2008 году, когда Россия вторглась в Грузию и дала понять, что некоторые страны в ее “привилегированной зоне интересов” должны держаться подальше от НАТО или столкнуться с последствиями.

К 2013 году, когда президент Украины Виктор Янукович раздумывал над подписанием Соглашения об ассоциации с ЕС, стало ясно, что Москва рассматривает сближение Украины с Европой как нетерпимое.

Несмотря на усиливающееся давление России на Януковича, Германия закрывала глаза и не вмешивалась, чтобы разрядить нарастающий кризис.

Если сегодня немецкий политический класс питает меньше иллюзий в отношении России, то многие его рефлексы остались.

Газопровод “Северный поток – 2” – это памятник неослабевающему желанию Германии использовать экономические отношения как инструмент для стабилизации связей Европы с Москвой и предотвращения изоляции России. Хотя Меркель втайне надеялась, что газопровод нарушает антимонопольное законодательство ЕС и не состоится, она не предприняла никаких усилий, чтобы встать на его пути.

Меркель запоздало признала, что “Северный поток-2” – это не просто коммерческий проект, и теперь правительство Германии пытается согласовать с США формулу, которая будет стимулировать Россию продолжать транзит газа через Украину и ограничит возможности Кремля использовать трубопровод в геополитических целях.

Инстинкты Германии в отношении России во многом определяются противоречивой и жестокой историей отношений между двумя странами в двадцатом веке.

Германия боится России, но в то же время восхищается ею. Она чувствует, что Европа неполноценна без России, прочно укоренившейся в ней, но не может примириться с тем, что сегодняшняя версия России несовместима с сегодняшней Европой.

В то же время Германия старается избегать конфронтации и изо всех сил сопротивляется агрессивному поведению России. Она не может смириться с поставками оборонительного оружия Украине. В ее историческом повествовании о “востоке” мало места отводится белорусским и украинским землям, что является отражением ее дискомфорта от убийственного опустошения гитлеровскими войсками.

Вместо этого Германия переносит свое чувство вины за нацистские преступления, совершенные против народов СССР, исключительно на современную Россию. Ее возможности анализа ситуации в Беларуси и Украине поразительно слабы по сравнению с российскими.

Благодаря своему восточногерманскому происхождению, Меркель имеет четкое представление о России и далеко не безразлична к Украине. Несмотря на все свои ограничения, она оказывает жизненно важную поддержку Киеву с 2014 года. Ее преемник вряд ли будет столь же проницателен при решении вопросов, связанных с восточным соседом Германии.

Оригинал материала здесь

СМИ США
The National Interest: Как противостоять России и Китаю.

Автор – Дэвид Пайн (David Pyne). Боевой и штабной офицер армии США в отставке, магистр Джорджтаунского университета в области исследований проблем национальной безопасности. В настоящее время является заместителем директора консультативной группы Конгресса США по новым вызовам и угрозам (Congressional EMP Commission). В настоящее время для США серьезно возрастает угроза ведения войны на два фронта одновременно с Россией и Китаем из-за …

СМИ США
The Economist: “Они могут убить нас и здесь”.

После подозрительной смерти Виталия Шишова Украина больше не кажется безопасным убежищем для активистов Беларуси. Воскресным утром в конце сентября небольшая группа скорбящих собралась на кладбище в Киеве, чтобы похоронить Виталия Шишова, 26-летнего белорусского активиста, который жил в изгнании в Украине. В начале августа Шишов отправился на пробежку и не вернулся. …

СМИ США
Atlantic Council: Зеленский должен доказать, что он серьезно относится к судебной реформе.

В настоящее время суды Украины находятся на самом дне рейтинга общественного доверия. Последний ежегодный опрос Американской торговой палаты в Украине показал, что более половины топ-менеджеров считают суды главным препятствием, стоящим на пути их бизнеса, в то время как почти все компании-участники заявили, что судебная реформа и верховенство права ключом к …