ATLANTIC COUNCIL: Отрицание Кремлем русско-украинской войны препятствует продвижению к миру.

СМИ США

(15-07-2020) Прошло почти шесть лет с момента первого подписания Минских соглашений и начала мирных переговоров в формате Трехсторонней контактной группы с участием Украины, России и ОБСЕ. Однако до сих пор существуют принципиальные разногласия по поводу сторон этих соглашений и вытекающих из них обязательств. Эта сохраняющаяся неопределенность препятствует прогрессу на пути к миру.

Долгое время было ясно, что Минские соглашения подвержены соперничеству России и Украины. Это привело к тупиковой ситуации, которая характеризует мирные усилия с конца 2014 года.

По мнению Киева, Россия и Украина являются двумя сторонами Минских соглашений, а ОБСЕ – их координатором. Москва не согласна с этими и рассматривает их как соглашения между украинским правительством и так называемыми сепаратистскими республиками Донецк и Луганск, в то время как Россия выступает лишь в качестве посредника в этом процессе. Эти поляризованные позиции отражают трудности проведения значимых переговоров с Кремлем, в то время как Москва настаивает на сохранении своих вопиющих отрицаний по поводу военного вмешательства России в Украину.

Россия последовательно призывала Украину придерживаться условий Минских соглашений, но, похоже, не хочет наделить эти соглашения правовым статусом международного договора. Вместо этого Москва утверждает, что Минские соглашения приобрели юридически обязывающий характер посредством резолюции Совета Безопасности ООН, который одобрил пакет мер, принятых в белорусской столице в феврале 2015 года.

Следует с самого начала подчеркнуть, что эта резолюция ООН сама по себе не может превратить Минские соглашения в международный договор, поскольку международный договор может быть создан только его участниками, а не Советом Безопасности ООН. Важно также отметить, что международный договор требует от всех сторон недвусмысленного выражения намерения подчинить соглашение нормам международного права, сделав его, таким образом, юридически обязательным к исполнению.

Почему Россия так не желает признать Минские соглашения в качестве международного договора? Продолжающиеся отказы России от ее участия в войне, а также отказ Кремля официально признать Донецк и Луганск отдельными государствами, похоже, поместили Москву в юридический угол. Участниками международного договора могут быть только субъекты международного права. Это в первую очередь означает государства и международные организации. Эти субъекты также должны признать свой статус участников договора. Очевидно, что это несовместимо с правовыми позициями, которые Россия занимает по отношению к конфликту с 2014 года.

Настаивание России на своем статусе посредника создает дальнейшие осложнения. Эта позиция противоречит самой сути посредничества в том виде, в каком оно понимается в международном праве, что все стороны в конфликте или споре должны выразить свое согласие на то, чтобы какое-либо конкретное государство выступало в качестве посредника.

По определению, этот посредник должен пользоваться доверием всех сторон, участвующих в переговорном процессе. Само собой разумеется, что абсурдно, когда какое-либо государство претендует на роль посредника в конфликте, где его также обвиняют в том, что оно является агрессором.

Чтобы избежать обязательств по Минским соглашениям, некоторые российские представители ошибочно утверждают, что в соглашениях Россия не упоминается непосредственно как сторона. Однако роль России как стороны предопределена самим названием Трехсторонней контактной группы, в которой Россия и Украина являются двумя сторонами, а ОБСЕ – координатором.

В этой связи следует также упомянуть постановление Международного суда ООН от апреля 2017 года, в котором суд, обращаясь к Украине и России как к сторонам в споре, констатирует: “Суд ожидает, что стороны, прилагая индивидуальные и совместные усилия, будут работать над полной реализацией этого “пакета мер” с целью достижения мирного урегулирования конфликта в восточных областях Украины”. Иными словами, этот авторитетный международный суд официально признал и Россию, и Украину сторонами Минских соглашений.

Специальный представитель Действующего председателя ОБСЕ в Украине и Трехсторонней контактной группы Мартин Сайдик также заявил, что Россия является стороной Минских соглашений. Аналогичным образом, и Германия, и ЕС считают Россию стороной Минских соглашений.

Примечательно, что Россия официально не признает Донецк и Луганск в качестве независимых государств. Вместо этого президент Путин и другие российские официальные лица обычно называют их “непризнанными республиками”. Это ставит вопрос о том, как эти “непризнанные республики” могут претендовать на право, даже с российской точки зрения, быть участниками Минских соглашений.

Более того, Россия официально рассматривает Донецк и Луганск как часть Украины.

Такая непризнанная политика ставит дальнейшие вопросы относительно логики правового подхода России к Минским соглашениям в частности и к мирному процессу в целом. С одной стороны, Россия настаивает на том, что ключом к Минскому процессу является прямой диалог между Киевом и доверенными лицами Москвы в Донецке и Луганске. В то же время Москва не может официально признать Минские соглашения в качестве международного договора между Украиной и этими так называемыми республиками.

Трудно примирить это нежелание с настойчивостью России на то, что Минские соглашения являются юридически обязательными. По сути, интерпретация Москвы подразумевает, что Минские соглашения являются юридически обязательными для Украины, но не для самой России. Это серьезно подрывает доверие к России как к партнеру по переговорам в мирном процессе.

Нынешнее отсутствие консенсуса в отношении правового статуса Минских соглашений – это нечто большее, чем научные дебаты по техническим вопросам. Это затрагивает самое сердце продолжающейся войны, которую Россия продолжает отрицать.

Чтобы преодолеть это препятствие, международное сообщество должно оказать давление на Россию, чтобы она отказалась от своих отрицаний и признала свою роль как участника Минских соглашений.

До тех пор, пока не произойдет этот фундаментальный сдвиг в позиции России, все усилия, направленные на достижение прорыва на пути к миру, обречены на бесплодность.

Александр Мережко является народным депутатом Украины от партии “Слуга народа”, заместителем главы делегации Украины в Трехсторонней контактной группе, возглавляет комитет Верховной Рады Украины по иностранным делам, а также является вице-президентом Парламентской Ассамблеи Совета Европы.

 

Оригинал материала здесь.

 

СМИ США
The New York Times: Байден и Путин провели саммит.

Статья политических обозревателей «The New York Times» Дэвида Сэнгера (David E. Sanger) и Майкла Кроули (Michael Crowley) основана материалах брифинга советника по национальной безопасности президента США Джейка Саливана. Это пока единственный достоверный источник информации о проведенном вчера виртуальном саммите президентов США и России. Президент Байден предупредил президента Владимира Путина, что …

СМИ США
Foreign Affairs: Дипломатия и гибкость могут предотвратить кризис в Украине.

Анжела Стент (Angela Stent) в своей статье в издании «Foreign Affairs» анализирует тактику США и России в противостоянии по вопросу Украины. Автор считает, что тактика неопределенности, которой пользуется Россия могла ба быть использована и США. Анжела Стент  считает, что настоящей йелью РФ является не Украина, а принуждение США к новому …

СМИ США
Atlantic Council: Будущее Европы будет решаться в Украине.

Статья Министра обороны Украины Алексея Резникова в Atlantic Council. Автор приходит к выводу, что вторжение РФ в Украину разрушит мировой порядок безопасности и приведет к хаосу и кризису в Европе. Также приводятся планы реформирования оборонного сектора Украины. Мое назначение на должность министра обороны Украины в начале ноября совпало с волной …