ATLANTIC COUNCIL: Царь Путин хочет новую империю.

СМИ США

(8-07-2020) Правлению Владимира Путина идет двадцатый год и он никуда не собирается уходить. Напротив, кремлевский силовик только что провел референдум, который позволит ему остаться у власти до 2036 года.

Показательно, что в недели, предшествовавшие голосованию, Путин не предлагал российскому обществу никакого грандиозного видения будущего страны под его постоянным руководством.

Вместо этого внимание было сосредоточено на идеализированном прошлом, а парад, посвященный победе Советского Союза над нацистской Германией, служил центральным элементом всей кампании.

Этот акцент на истории не является чем-то новым. На протяжении всех двух десятилетий пребывания у власти Путина он постоянно одержим «исторической несправедливостью» и ставит реабилитацию советского прошлого в центр как внутренней, так и внешней политики.

Многие на Западе изначально относились с юмором к попыткам Путина  переписать историю как необходимую часть процесса исцеления России после унижений советского распада. Однако вторжение России в Украину в 2014 году и шесть последующих лет эскалации гибридной войны против западного мира выставили путинские любительские лекции по истории в совершенно ином свете.

Сейчас становится все более очевидным, что защищая поведение Советского Союза, Путин делает это не только для того, чтобы восстановить униженную российскую гордость, но и для того, чтобы оправдать свои собственные авторитарные инстинкты и агрессивные действия. Когда он восхваляет альянс военного времени против Гитлера и послевоенное сотрудничество победителей, его реальная цель – возвращение к тем временам, когда сферы влияния позволяли большим странам доминировать над своими более слабыми соседями.

Сейчас, когда Путин завершает переход от избранного демократическим путем президента к пожизненному царю, внешний мир уже не может избежать противостояния имперским амбициям, лежащих в основе его усилий по пересмотру истории ХХ века.

Недавняя англоязычная статья Путина в журнале “Национальные интересы” (The national interest) стала мастер-классом по использованию истории в качестве геополитического инструмента.

Эта эпопея из 10 000 слов о причинах и последствиях Второй мировой войны содержала многие из любимых повествований российского лидера. Он защищал нацистско-советский пакт, обвиняя в начале Второй мировой войны Польшу и, в меньшей степени, весь западный мир.

Советские преступления против человечности, такие как массовые убийства польских пленных или вторжения, осуществленные в 1939-40 гг. при соучастии нацистов, либо прошли в молчании, либо были отменены в кратчайшие сроки.

Жестокая аннексия прибалтийских государств, которая сопровождалась волной казней и депортаций, была эвфемистично охарактеризована как “присоединение Латвии, Литвы и Эстонии”. “Их присоединение к СССР осуществлялось на договорной основе, с согласия избранных властей”, – заверил Путин читателей.

Не менее зловещим было его восторженное отношение к Ялтинской конференции 1945 года, на которой лидеры США и Великобритании позорно молча согласились с советской послевоенной оккупацией Центральной и Восточной Европы. По словам Путина, Ялта “заложила фундамент мира, в котором в течение 75 лет не было глобальной войны, несмотря на самые острые противоречия”.

Эта удобная характеристика отражает предпочтение Путина международной арене, где все решают между собой горстка могущественных стран. В ней также присутствует тонко завуалированная угроза насилия. Вряд ли можно сомневаться в предполагаемых последствиях, если другие ведущие державы не признают статус России.

По мере того, как эпоха Путина вступает в третье десятилетие, есть все основания полагать, что внешнеполитический ревизионизм будет оставаться в центре внимания Кремля.

Недавняя кампания по проведению референдума наглядно продемонстрировала, что Путин сам мало что может предложить отечественной аудитории с точки зрения экономического или социального прогресса. Действительно, конституционные изменения, выбранные для маскировки его президентского захвата власти, носили в подавляющем большинстве консервативный характер, начиная от патриотического популизма и заканчивая обещаниями увеличения социальных выплат.

Такие меры вряд ли смогут обратить вспять тенденцию к снижению, которая уже некоторое время прослеживается в путинском рейтинге одобрения. Снижение началось в 2018 году после повышения пенсионного возраста. Плохая реакция России на коронавирусный кризис еще больше подорвала авторитет Путина как всемогущего и незаменимого лидера страны.

В условиях, когда российская экономика, зависящая от энергоносителей, вступает в то, что многие ожидают от нее глубокой и затяжной рецессии, у Кремля будет меньше возможностей выкупить лояльность населения. Эти неблагоприятные внутренние обстоятельства помогают объяснить, почему Путин так торопился провести свой недавний референдум.

Нет никаких признаков того, что аппетит Путина к экспансионистскому ревизионизму был сдержан ухудшением международных отношений, начавшимся с захвата Крыма Россией в 2014 году.

Вместо этого он считает себя невиновным во вторжении в Украину и недавно подтвердил свою уверенность в несправедливости постсоветского урегулирования. В большом телевизионном интервью, вышедшем в эфир 21 июня, крутя пальцами Путин утверждал, что в 1991 году из СССР вышли многочисленные советские республики вместе с “огромным количеством традиционных исторически русских земель”.

Учитывая сомнительную природу аргументов, используемых для оправдания российской агрессии против Украины, неудивительно, что эти последние комментарии вызвали в бывшей советской империи волну холода.

Жалобы Путина по поводу потери традиционно российских земель напоминают о том, что его агрессивная внешняя политика по-прежнему направлена в первую очередь против бывших советских республик, но западный мир не может позволить себе проявить самоуспокоенность.

"ЦАРЬ РОДИЛСЯ"
“ЦАРЬ РОДИЛСЯ”

Крайне важно взглянуть на ситуацию шире и признать общий ревизионистский мотив, движущий, казалось бы, несвязанными действиями России – от военной интервенции в Сирию и заказных убийств в ЕС до кибератак и дезинформационных кампаний по всему Западу.

Европейские политики не должны больше рассматривать такие проекты, как газопровод Nord Steam 2 с чисто экономической точки зрения, а западные правительства не должны больше рассматривать растущую агрессию враждебных действий России как единичные инциденты.

Вместо этого единственным разумным ответом на возрождающуюся и агрессивную в международном масштабе Россию является сдерживание.

Наиболее логичным местом для противостояния Кремлю является Украина, которая остается главным центром ревизионистской энергии России. Война между Россией и Украиной продолжается уже седьмой год и не имеет конца. Линии военного фронта на востоке Украины практически не изменились с момента начала боевых действий в 2014-15 годах, но столкновения продолжаются. Между тем, экономические, информационные, политические и скрытые аспекты конфликта не ослабевают.

В связи с тем, что в октябре 2020 года по всей Украине должны пройти выборы в местные органы власти, ожидается, что в ближайшие месяцы Кремль активизирует усилия по дестабилизации обстановки в стране.

Мы уже наблюдаем широкую антиамериканскую и антиевропейскую информационную кампанию, которую ведут украинские СМИ, контролируемые российскими ставленниками.

Среди других тревожных признаков – нападения на независимость Национального банка Украины и усилия по подрыву реформ в стране после 2014 года.

Украина способна сопротивляться этим усилиям, но страна также нуждается в поддержке Запада. Хотя очевидно, что большинство украинцев поддерживают интеграцию в ЕС и НАТО, существует опасность того, что значительные экономические и военные преимущества России, не говоря уже о ее большой сети союзников и коллаборационистов во властных структурах Украины, позволят Москве захватить страну, если международное сообщество не вмешается, чтобы сгладить все разногласия.

Ставки в сегодняшней Украине вряд ли могут быть выше. Если страна будет вынуждена согласиться на возвращение в российскую орбиту, последствия будут ощущаться далеко за пределами бывшего СССР.

Поэтому необходимо признать, что сохранение украинского суверенитета необходимо не только для самой Украины, но и для всего западного мира. Как словом, так и делом Путин ясно дал понять, что отвергает сегодняшний международный порядок, основанный на правилах, и стремится отменить вердикт многих народов 1991 года.

Его видение новой эпохи империи представляет собой экзистенциальный вызов Западу, и теперь у него есть еще шестнадцать лет для достижения своей цели.

Если Путина не остановить в Украине сейчас, то цена его сдерживания будет только возрастать.

Оригинал материала здесь.

 

 

ПОДПИШИТЕСЬ
Получайте уведомления о публикации первыми!
СМИ США
The New York Times: Там, где украинцы готовятся к тотальной войне с Россией.

UA-WORLD недавно публиковало статью Guardian “Что им от нас нужно?” о  Марьянке. Сегодня аналогичное исследование от The New York Times о Северо-Крымском канале. Он идет из Украины на оккупированный Россией полуостров Крым. Сегодня канал становится одним из главных очагов конфликта в Европе. Статья посвящена настроениям и мыслям людей, которые живут …

СМИ США
Foreign Policy: Блинкен показал в Киеве новое лицо американской дипломатии.

Когда госсекретарь США в последний раз посещал с визитом Украину, в центре внимания в США был импичмент президенту Трампу и все неприятности, с ним связанные. Тогда госдепартамент США был втянут в скандал с (первым) импичментом Трампа, в центре которого был отказ Трампа поставлять оружие в Украину, если она не осуществит …

СМИ США
The Wall Street Journal: В Украине растут опасения по поводу новой игры России.

WSJ (The Wall Street Journal) це не «Сільскі вісті» і тим більше не «Молодь України». Це видання читають ті, хто за ранковою кавою оцінює Україну, як місце інвестицій Після прочитання цієї статті – всі питання інвестицій зникають. Ну це, як у Польщі сказати про плюси СРСР. Дебільно, гонорово і не …